major_colville

Categories:

Зуавы против Сибирских стрелков.

Захват Шаньхайгуаня в сентябре 1900г. во время подавления Боксерского восстания довольно хорошо изучен и описан в соответствующей литературе, как и попытки англичан выдавить русский десант. Гораздо меньше известно о произошедшем тогда же инциденте с "дружественной стрельбой" русских и французов. По понятным причинам не упоминает о нем и Янчевецкий, и официальные отчеты в «Разведчике» и тд. Отрывок из воспоминаний Д. В. Никитина, в описываемое время лейтенанта Русского флота, позволяет восполнить этот пробел. 

Форт Шаньхайгуань, 1900г.

«Гонка» «союзных» кораблей к Шаньхайгуаню, отказ англичан пускать русский десант в захваченный форт и угрозы открыть пулемётный огонь. Русские моряки с присущей им смекалкой вывешивают Андреевский флаг на господствующем холме с буддийской «кумирней», который виден на весь рейд и город, что символизирует…. Утром адмирал Скрыдлов лично едет на берег на переговоры, ситуация накаляется. 

Подъем Андреевского флага в Шанхайгуане, 1900г.

В решающий момент все заметили приближающиеся два длинных поезда с открытыми платформами, наполненными людьми. По идее, в Шанхайгуань по суше был вызван отряд генерала Церпицкого. Но так как раньше чем через неделю подкрепление никто не ждал, моряки начали готовиться к бою. 

«-Войско (с ударением на последнем О) на поезде, все полно войском, - встревоженно крикнул сигнальщик. 

-В какой форме войско?- спросил командир, вбегая на мостик. 

-Белы рубахи - чёрны брюки

Все вздохнули облегченно. В такой форме могли быть только наши молодцы - сибирские стрелки бригады генерала Церпицкого.» (2я Восточно-Сибирская стрелковая бригада. м.К.)

Тем временем шел спор на перроне между начальниками эскадр, кому занять город. В этот момент подкатывает поезд, из которого быстро выбегает и выстраивается почетный караул.

«Церпицкий заранее озаботился, чтобы люди представились начальнику эскадры в самом блестящем виде: опрятно выстиранные белые рубахи, щегольски пригнанное обмундирование. Загорелые, бравые, с гвардейской выправкой, стрелки как один щелкнули прикладами, взяв «на караул», полковой оркестр грянул «встречу». Адмирал Скрыдлов принял установленный рапорт генерала Церпицкого о прибытии с бригадой в его распоряжение. В это время снаружи вокзала уже выстраивалась длинная линия прибывших с первым эшелоном рот.

Эффект получился чисто театральный; англичанам оставалось только руками развести, проглотив такую пилюлю. Смешными и нелепыми сразу сделались споры о том, кому владеть дорогой, когда и подвижной состав, и вся линия до самого Тяньдзина, находились уже в столь крепких и надёжных руках. Англичанам пришлось примириться с тем, что немедленно же был назначен русский начальник гарнизона и комендант города».

Чуть позже русский морской офицер (Бойсман К.А.), назначенный комендантом Цинвандао, стал свидетелем сцены ругани между «совсем молодым мидшипманом» англичан и французским гардемарином, орущих друг на друга «бранными словами» каждый на своем языке, по поводу какого-то нарушения прав и оскорбления нации. В результате им пришлось обратиться к русскому офицеру по поводу размещения своих отрядов, окончательно признав тем самым его власть и права. Сам он сравнивал себя с «дядюшкой», а их с «племянниками». Забегая немного вперед, приведу и цитату из письма самого генерала Церпицкого: «Теперь я нахожусь в должности Командующего войсками в Шаньхайгуане. Под моим начальством состоит гарнизон до 25 т[ысяч] человек, состоящих из русских, английских, немецких, французских, итальянских, австрийских и японских войск. Все они между собой ссорятся и больше всего ненавидят нас, в особенности англичане за достигнутые нами успехи, за взятие Бейтана, казавшегося им неприступным и думавших в простоте сердечной, что мы разобьемся о Бейтан, благодаря этому при атаке нашей Бейтана они нас поддержали очень слабо, а некоторые союзные войска вовсе уклонились от этой операции».

Генерал Церпицкий. На левой фотографии сидит в центре, между сестарми милосердия, январь 1901г. Справа- Церпицкий в Бэйтане, 1900г.

Но продолжим описания Никитина. 

«Дня через два пишущий эти строки был послан адмиралом на берег передать приказание начальнику гарнизона: послать роту стрелков в Цинвандао, чтобы сменить наш морской десант, занимавший станцию и подлежащий возвращению на крейсер.

Фотографии десантной команды "Рюрика" в 1900г. Представленная в начале поста фотография моряков "Рюрика" относится к 1904г.

Штабс-капитан, командир назначенной для этого части, по пути рассказал мне о всех перипетиях похода генерала Церпицкого. Раздобывшись подвижным составом, командир бригады решил двигаться рельсовым путём. Впереди шёл взвод железнодорожной роты на дрезинах, исправляя дорогу. В общем поход по количеству преодолённых препятствий напоминал увековеченный в классической литературе поход Ксенофонта с 10.000 греков через Малую Азию. (Никитин не пишет, но из других источников известны и обстрелы китайцами, и попытка взрыва состава, и бешеная гонка, и китайцы на передней платформе…)

Но тут, уже по прибытии в Шаньхайгуан, стрелкам пришлось встретиться с приключением совершенно особого рода.

«Расположились мы биваком в нескольких верстах от города»,-рассказывал штабс-капитан. «Вдруг с заставы сообщают: движется, приближаясь к нам какая-то часть, по видимому турецкая, ибо все люди в фесках. Мы знали, что турок среди наших союзников нет, поэтому решили, что это китайцы-магометане, ведь есть у них такие».

Батальон был вызван в ружье и выступил навстречу идущим. Те развернули боевой порядок, рассыпали цепи. То же сделали и наши. Кто выстрелил первый, так и осталось навсегда неизвестным, но завязался довольно горячий встречный бой.

«Мы диву дались»,- говорил мой собеседник. «Китайцы, а как правильно и толково бой ведут, люди отлично применяются к местности». Вдруг со стороны окопавшегося противника мелькнула поднятая рука с белым платком и сейчас же скрылась. 

Оказалось, что стрелки воевали с только что высаженным батальоном зуавов, прибывших из Алжира. Подполковник французского Генерального штаба, бывший в линии цепи, первый сообразил, что вышло печальное недоразумение, и поднял  руку с белым платком. Но в тот же момент наши сибиряки, привыкшие бить «белку в глаз», продырявили бедному французу ладонь руки. Огонь тотчас же был прекращён. Взаимно были выражены искренние сожаления.

С нашей стороны было двое раненых, один тяжело. У французов потери были больше: два убитых зуава были похоронены с отданием им воинских почестей со стороны обеих наций. 

«Прекрасные у вас войска», - говорили французы, - «Но нам было бы гораздо приятнее не испытывать на практике, насколько хорошо ваши стрелки обучены».

Зуавы, 1900г. В центре- в Китае.

Навстречу нам со стороны Цинвандао показался всадник. Судя по вывернутым несколько не по-кавалерийски носкам сапог, видно было, что это гарцует представитель флота.

-Это наш мичман Игнатьев, - сообщил я штабс-капитану. - Это один из офицеров, которых вы сменяете. (Игнатьев 3й, Николай Иванович)

-Граф Игнатьев?

-Нет. Просто — Игнатьев.

-А-а-а, -  почему-то разочарованно протянул мой собеседник.

Впоследствии это «А-а-а» с надлежащей интонацией не раз демонстрировалось в кают-кампании, при чем присутствующие сожалительно качали головами по адресу Игнатьева: «Ах. Зачем ты не граф?». 


Напоследок скажем об участниках инцидента. Отряд Церпицкого состоял из четырех рот 6го Восточно-Сибирского и трех рот 7го Восточно-Сибирского стрелковых полков (плюс 7 орудий и казаки-верхнеудинцы и читинцы, но они в перестрелке не участвовали). У французов в подавлении Боксерского восстания участвовал Маршевый полк зуавов, сформированный из 4го батальона 2го полка зуавов и смешанного батальона из 1го и 4го полков, и расформированный после него. Видимо, речь идет именно о ком-то из них.

Крейсер "Рюрик". Лейтенант Никитин на палубе "Рюрика", лето 1900г.
Сухопутные "гости" на палубе "Рюрика" хорошо видны по фуражкам в белых чехлах, сапогам и офицерским шарфам, 1900г.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened