major_colville

Categories:

«Проложен был тракт...»

                                     

                                      "А чем же закончилась вся толкотня,
                                                Джонни, Джонни?"
                                     "Спросите полковника - не меня".

                                        Король был разбит, проложен был тракт, 

                                        Был суд учрежден, в чем скреплен был акт, 

                                        А дождик смыл кровь…

                                        да украсит сей факт 

                                        Праздник у нашей Вдовы"

                                                                               Р.Киплинг

В качестве своеобразного дополнения к Инголлу пара цитат, раскрывающие особенности операции 1930-31г и вообще колониальной политики в Индии. 

Мост через реку Бара.

Первая- отрывок из официальной истории «Военный инженер в Индии» 1933г. Понятно, что каждый полк или род войск тянут одеяло на себя при описании событий, но данная трактовка на мой взгляд, кажется довольно убедительной и хорошо показывает характер операции против мятежных афридиев 1930-31гг. Хотя возможно и несколько суховатое скучноватое описание, с другой стороны именно здесь нашлась хорошая карта района операции, а так же точные даты, которые часто отсутствуют у Инголла. Видно, что его воспоминания хорошо накладываются на описанные ниже события.

«Проложен был тракт...»

«В течение нескольких лет Индийская армия занималась столь необходимой реорганизацией, в то время как политики, используя популярные формы красивого выражения мыслей, «исследовали каждую возможность поиска формулы, которая могла бы со временем и через надлежащее взаимодействие общественности и властей,  привести к ответственному самоуправлению". Но афридии предпочитали прямые действия и в июне 1930 года, спустившись с Тираха, устроили рейд на Пешавар.

           Они были отброшены назад, но вернулись в августе и совершили вторую неудачную попытку. Тогда было решено, что войска должны занять равнины Каджури и Ака Хель близ Пешавара, и занять их навсегда, тем самым перекрыв афридиям землю, на которой они зимовали со своим скотом зимой, и пещеры, в которых они прятали свои семьи. 

Эти операции должны были быть проведены в три этапа. Во-первых, очистить район от афридиев и создать пограничные лагеря; затем обеспечить  хорошими дорогами, путями и водоснабжением; и, наконец, создать постоянные лагеря и посты для гарнизонов этого района. Эта программа была инженерной. Фактически, кавалерия, артиллерия и пехота действовали в операциях 1930 и 1931 годов лишь в качестве сил прикрытия работы Инженеров

Красным подчеркнуты места, часто упоминаемые у Инголла в книге.

           Захват  равнины Каджури был легким. К 14 октября 1930 года Наушерская бригада стояла на позициях вдоль пограничной дороги между Джамрудом и Матанни, прикрывая  операции 4й роты Бенгальских саперов и минеров и Бомбейских пионеров, которые занимались устройством водоснабжения. Через три дня Джхансийская бригада продвинулась от Пешавара и пересекла равнину до Мири Хеля, а Равалпиндская бригада дошла до Бары. 27 октября все три бригады очистили окрестности от горцев, и началась подготовка  для продвижения Равалпиндской бригады в лагерь рядом с холмом Каравал. Однако это не могло быть осуществлено до тех пор, пока вода не будет  проведена до места будущего лагеря. Эта задача была поручена 3й роте Бенгальских саперов и минеров, при содействии роты Бомбейских пионеров, и она была завершена ими через 15 дней. Они установили мощный насос на реке Бара, в двух милях выше Форта Бара, и проложили трубопровод  длиной более пяти миль до Каравальского лагеря, который был занят Равалпиндской бригадой  17 ноября. Работа могла бы продвигаться еще быстрее, если бы не было необходимости параллельно строить  дорогу с постоянными пикетами, для прикрытия трубы. Большинство пехотных подразделений работали с большой энергией и улучшали свои навыки под руководством  Королевских инженеров. Дороги, предназначенные для тяжелого моторного транспорта,  делались  шириной 18 футов с основанием из камня, засыпанным землей, гравием и песком. Переходы через нуллы (русла ручьев, водных потоков) были ограничены предельным градиентом 1 в 10, и иногда покрыты проволочной сеткой. 

Во второй половине ноября крупные партии кули, под командованием офицеров-инженеров, продолжили гравийную дорогу Пешавар-Бара до перевала Кандао, со скоростью 200 ярдов в день. Короче говоря, войска «окопались» в долине Каджури быстро, методично и почти без сопротивления. Пока пехота орудовала кирками и лопатами, Инженеры копали колодцы, прокладывали трубы или строили мосты. 

На втором этапе операций, с 17 ноября по 9 декабря, 3я, 4я и 5я роты Бенгальских саперов и минеров были полностью заняты устройством водоснабжения трех бригадных районов; но еще  до этого  4я рота  построила прекрасный мост через реку Бара рядом с одноименным фортом. Пограничная дорога между Джамрудом и Матанни - важнейшая линия связи - пересекла реку Бара через брод, который часто был непроходим во время паводков, поэтому было решено, что должен быть построен полноценный мост. Это была трудная задача. 

Схема моста типа Инглиса Мк 1.

Мост был рассчитан нести груз десятитонного парового катка и пехоты по четыре в ряд, а стальные цилиндрические трубы (Мост Инглиса Mk I ), не выдержали бы такой нагрузки на пролете более 120 футов (36,5 м), в то время как необходимая  здесь длина составляла 144 фута (почти 44 метра); но проблема была решительно устранена путем удлинения моста, так что выступающие концы оставались как консольные балки, которые затем были усилены бетоном, чтобы уменьшить напряжение в центре основного пролета. Работы над мостом начались 29 октября; соединение балок в центре произошло  13 ноября, а 23 ноября мост был открыт для движения. Это был впечатляющий инженерный проект, явившийся большим достижением Саперов и минеров, а также сикхских пионеров и солдат пехотных рабочих партий, вырубавших твердую горную породу.

Туземный рабочий корпус на границе с афридиями, 1930г.

           Еще один мост Инглиса, имеющий схожие размеры и конструкцию, был позже установлен 5й ротой в Мазарае; и в этом случае были осложнения, так как один берег реки Бара был высоким и обрывистым, а другой был гораздо ниже. На нижнем берегу был построен бетонный и щебеночный устой, и балки начали выводить через него на дальний берег, где требовалось очень глубокое и длительное снятие грунта. Как и в случае с мостом Бара, крайние три фермы Мазарайского моста были утяжелены и сделаны постоянными консольными балками, но только на одном конце моста, а не на обоих, как у Бары. Устой был сделан 30 футов в высоту, чтобы ограничить глубину снятия породы на другом берегу до 16 футов; но даже так сикхским пионерам и рабочим партиям пехоты пришлось удалить 250 000 кубических футов очень сложной горной породы. Все были признательны им за то, что работы завершились  за 50 дней. Строительство мостов Бара и Мазарай стало важнейшим инженерным достижением за время оккупации равнин Каджури и Ака Хель, и было подробно описано, чтобы показать, чем Саперы и минеры теперь занимаются на полевых операциях. (книга была написана в начале 1930х)

Наведение моста через р.Бара, 1930г.
Мост на реке Бара был построен Полевой ротой №4 Собственных короля Георга Бенгальских саперов и минеров.

 Третий и последний период, с 9 декабря по 31 марта, начался с выбора мест для постоянных лагерей и постов, а инженерные подразделения рыли колодцы и организовывали оборону в этих местах. Были построены посты Самгакки, Джханси, Наушера и усиленный Форт Салоп, одновременно продолжалось строительство дополнительных дорог. 

Но, несмотря на эту тяжелую строительную программу, было и несколько небольших карательных экспедиций против деревень афридиев на окраинах равнины. Одна из них, когда Равалпиндская  бригада выступила против Тауда Чины 18 февраля 1931, может являться примером типичного использования инженерных подразделений. 

Восход над лагерем в Каравале, 17 февраля 1931г. 3й (сикхский) взвод 2\5 Пенджабского полка в бою 18 февраля 1931г.

В этом деле 3я рота  Бенгальских саперов и минеров, работавшая совместно  со 2м Бомбейским пионерным (по идее 2й БП был переформирован в 1929г в Корпус Бомбейских пионеров, и неясно, использует ли автор устаревшее,но более привычное ему название, или имеется в виду 2й батальон нового корпуса. м.К.), взорвала несколько башен и домов, и заблокировала более 100 пещер  шипами, камнями и колючей проволокой, к которой иногда прикрепляли мины. В заминированной пещере любое движение провода вызывало взрыв, а чтобы препятствовать попыткам удалять проволоку с помощью крюка и веревки с безопасного расстояния, мина помещалась  иногда на некотором расстоянии от пещеры. Результаты максимально удовлетворили всех, за исключением афридиев, разумеется. Боевые действия постепенно прекратились, и с приближением жаркой погоды все войска, за исключением постоянных гарнизонов, покинули Каджури и Ака Хельские равнины. Пешавар был обезопашен от дальнейших набегов афридиев».


«Разделяй и властвуй!»

Второй отрывок был опубликован в 1930е годы на русском языке, интервью с майором А.Редклиффом. Такое чувство, что либо сам автор наивен до циничности (или наоборот), либо корреспондент или переводчик сознательно заострил некоторые моменты. Но факты им сообщаемые перекликаются и с Инголлом, и с другими книгами. 

«Большая часть пограничного района называется «tribal area» (племенной район) т.е. практически ничья земля, где масса племен, часто состоящих из одной деревни, сами собой управляются. Вот как раз в этом районе и расположены важнейшие пограничные посты, нередко с весьма многочисленным гарнизоном. Но назначение этих гарнизонов едва ли заключается в поддержании порядка среди горных племен. Единственная связь этих гарнизонов и постов с центральным индийским (английским, разумеется) правительством осуществляется через т.н. «политических агентов», роль которых по отношению к племенам весьма гибка и неопределенна, НАМЕРЕННО гибка и неопределенна, и состоит  в том, что бы в случае необходимости предупреждать начальников племен об опасности. Все зависит от политического момента и инструкций из центра. 

Политический агент ведет переговоры с афридиями в Ланди Котале, 1930г.

Но время от времени эти племена, где каждый из членов вооружен,  по меньшей мере, одной винтовкой, приходят в столкновение  друг с другом, деревня с деревней. Деревни все отлично укреплены и напоминают примитивные крепости. Если в стычке есть убитые, в это английское правительство не вмешивается, предоставляя близким убитых продолжать и решать спор.  Когда мне пришлось в сентябре 1930г. быть в одном из нынешних британских постов на афганской границе, то расположенный там тысячный гарнизон провел несколько дней в напряжённом наблюдении сражения между двумя деревнями, причём сражающиеся пустили в дело несколько пулеметов и потери с обеих сторон были очень значительны. Но во время племенных войн не разрешается затрагивать поезда или почтовые автобусы или причинять вред путешествующим иностранцам – «белым». Шоссейные дороги и ж.д. полотно охраняется туземной стражей - хассадарами. Малейшее нарушение интересов «белых» немедленно и беспощадно карается соответствующей военной экспедицией. 

Самым действительным умиротворяющим средством является проведение в этих диких районах шоссейных путей сообщения. Но дорожное дело продвигается медленно, хотя ведется очень энергично и настойчиво. Конечно, найдутся моралисты, которые с неодобрением осудят этот компромисс невмешательства англичан в туземные грабежи, убийства и междоусобицы. Но мне думается, что иные меры привели бы лишь к массе расходов и, самое главное, к бесконечным и кровопролитным войнам с горными племенами пограничной полосы. Таким образом, пока приходится довольствоваться для умиротворяющих целей, и с большим успехом, проведением путей сообщения, устными договорами с племенными начальниками и умелой переброской войсковых частей». 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened