major_colville

Categories:

Берновская "Сцена из походной жизни". И не только.

Продолжая тему «Портрет неизвестного, неизвестный художник, неизвестная половина XIX века». Экспонаты в музее Пушкина в Берново, бывшей усадьбе Вульфов. Впрочем, здесь не все так "неизвестно".  Но на этой акварели, пускай и с такой низкой детализацией, видны элементы, четко указывающие на более точную датировку. 

«Сцена из походной жизни», акварель Яна Краузе, первая треть XIX века.
«Сцена из походной жизни», акварель Яна Краузе, первая треть XIX века.

Слева направо – священник возвращает трубачу драгунского полка бутылку, военный чиновник пожимает руку казачьему штаб-офицеру, кирасирский обер-офицер играет в карты с драгунским штаб-офицером, гусар рядом копается в своей ташке (достает или убирает деньги для игры?), улан, драгун и гусар также играют в карты, вместо стола - ташка гусара, часть карт живописно валяется на земле.  

На гусарах и драгунах характерные кивера с киверной бляхой «на манер аглицкой», введенные в 1817г. Можно попытаться определить некоторых персонажей. 

Кирасир из Стародубовского полка - судя по голубому приборному цвету и золотому приборному металлу. 

Штаб-офицер-драгун в центре за барабаном. Как говорится - вы умеете играть на барабане? А на рояле? А на арфе? - Нет. На арфе нет, карты сквозь струны проскальзывают.  Так как цвета здесь весьма условные, на их оттенки я бы не стал полагаться - и по качеству оригинала и фотографии. В общем, это может быть и розовый, и красный, и даже малиновый, а стало быть выбор полков большой. Тем более что идет разнобой- пуговицы, эполеты, киверные эмблемы разных цветов металла. И кстати пуговица на воротнике заставляет задуматься, а не конного егеря ли видел художник, но запутался в деталях воротника и нарисовал его полноцветным, а не зеленым с клапаном (петлицей) и пуговицей.

Улан. Золотые эполеты говорят нам, что это до 1819г. когда всем уланским полкам дали белый приборный металл. Продолжая разглядывать детали, вспомним, что в апреле 1818г. отменены султаны, в июне 1818г введены киверные бляхи  как у драгун, конных егерей и гусар. Здесь мы ничего подобного не видим - вот и верхняя дата – 1818г. Можно даже предположить, что художник рисовал (или видел этих офицеров, а рисовал позже) между апрелем и июнем 1818г., беда в том, что полной точности в рисунке нет, слишком много ошибок либо обобщений. По цветам (красный и золотой прибор, синяя шапка) это Владимирский уланский полк. Беда в том, что цвет его одежды скорее зеленый, даже со скидкой на качество моей фотографии, выцветания, ошибки автора и тп, - все равно более зеленый, чем синий, и это видно при сравнении с соседними персонажами. С учетом не слишком большой детализации, да еще в такой стилистике, «зеленый» улан тогда вообще может быть австрийцем, из 2го полка))).

И наконец, гусары. На их киверах бросаются в глаза ленты за отличие, а не шитки – так было лишь в четырех полках : «3-й Гусарской дивизіи: Ахтырскомъ, Александрійскомъ, Маріупольскомъ и Белорусскомъ оставлены прежніе ихъ знаки отличія, въ виде ленты». И, увы, форма не соответствует. Ближе всего Сумской и Павлоградский полки, но все равно остается слишком много «но»… Здесь также можно найти указание на одну из дат -13-го Апреля 1821 – «ментии» и доломаны повелено иметь без бахромы, с пятью рядами пуговиц. 

Итак, резюмируем. Несмотря на обобщенность и неточность рисунка, тем не менее, его можно и нужно атрибутировать точнее, чем «первая треть XIX века». «Сцена из походного быта русской кавалерии примерно 1817-1819гг.», а скорее всего вообще 1818г.


UPD: На момент написания у меня еще не было книги О. Леонова, С. Попова, А. Кибовского «Армия Александра I: кавалерия». Там данный рисунок, вернее его оригинал, определен как «Чины армейской кавалерии, 1817г.»: полковой священник, эскадронный трубач Рижского драгунского полка, штаб-лекарь, штаб-офицер Донского казачьего войска, обер-офицер Стародубовского кирасирского полка, офицер Переяславского конно-егерского полка, офицер Ахтырского гусарского полка, обер-офицеры Владимирского уланского и Рижского драгунского полков, офицер Павлоградского гусарского полка.  В музее висит копия очень плохого качества с искажениями цветов и ошибками (интересно какого периода?), и все равно два полка я определил полностью, и почти всех по родам войск (кроме конного егеря, который скопирован с ошибкой, о чем я и предположил). 

                                                                       ***

Пробежимся еще по залам музея в поисках "мундиров".

Портрет ротмистра Зотова. А.И.Клюндер. 1839г.
Портрет ротмистра Зотова. А.И.Клюндер. 1839г.
Портрет неизвестного офицера. А.И.Клюндер. 1830е. На эполетах- 3 звездочки- поручик. Лейб-Гвардии Гусарский полк.
Портрет неизвестного офицера. А.И.Клюндер. 1830е. На эполетах- 3 звездочки- поручик. Лейб-Гвардии Гусарский полк.
Сабля. Возможно А.Н. Вульфа?
Сабля. Возможно А.Н. Вульфа?

А вот и сам Алексей Николаевич Вульф —  один из известных друзей А.С. Пушкина и предполагаемый (хотя на мой взгляд и не совсем справедливо) прототип Ленского. "В конце 1826 года я часто видался с одним дерптским студентом (ныне он гусарский офицер и променял свои немецкие книги, своё пиво, свои молодые поединки на гнедую лошадь и на польские грязи)". Александр Сергеевич удивительно точен — гусарскому полку в котором служил Вульф были положены именно гнедые лошади как четвертому полку в дивизии. 

Приведенная ниже акварель, судя по всему копия, (я только не понял какого времени- второй половины XX века, или раньше, или даже позже?) Везде в интернете она встречается в нецветном виде, так что несмотря на низкое качество фотографии (сделана еще в 2014г., и я не фотограф))) все же решил выложить.

Алексей Николаевич Вульф. С акварели Шаде.
Алексей Николаевич Вульф. С акварели Шаде.

На картине А.Н.Вульф в форме Гусарского принца Оранского (Белорусского) полка. На груди — медаль за Турецкую войну 1828-29гг. и Польский знак отличия за военное достоинство (фактически, бывший Виртути милитари, выдаваемый участникам Польской кампании 1830-31гг — Николай Павлович имел чувство черного юмора...) 

Вспоминаются строки из "Дневника" Вульфа: "через 4 дня, 24 января 1829 года (день, который мне навсегда останется памятен), я был зачислен на службу Е.И.В. принца Оранского Гусарский полк, выбранный мной единственно по мундиру, ибо он лучший в армии (впоследствии я не мог раскаиваться в выборе оного), вольноопределяющимся до рассмотрения моих аттестатов и свидетельств о дворянстве". Двусмысленная фраза из которой не ясно, кто лучший- мундир или все же полк? Впрочем, автор судя по всему, военную службу не особо любил, да и весь его дневник написан в довольно циничном ключе, с большим описанием любовных похождений, чем боев или армейского быта (в отличие от подавляющего большинства военных мемуаров). 

И крайне интересная, эээ, диорама? панорама? изображающая бал конца 1820-начала 1830х гг. в Берново или, скорее, в Старице. 

Примерно такой как описан у Вульфа же. "Мы уже наверное знали, что у полковника Торнау (командира стоявшего здесь Оренбургского уланского полка) будет накануне Рождества для детей Weihnnachtsbaum, или елка, и для взрослых бал. 

...Пришли праздники Рождества. Торнау, более любезный хозяин, чем полковой командир, дал нам очень приятный вечер накануне оного; мы много танцевали, а я кокетничал, но только не с Лизой и Сашенькой, а со старыми любовницами.  Здесь я познакомился с полковником Кусовниковым, служившим прежде в лейб-гусарском, а потом адъютантом у принца Виртенбергского (теперь получил он Тираспольский кавалерийский егерский полк), человеком хотя и не блистательного ума, но очень добрым и милым: он волочился за сестрою, отчего, вероятно, и был ко мне так хорошо расположен. 

Этот же вечер, несмотря на ревность Ивана Петровича, Катенька, а особенно Машенька были очень любезны со мною. Каково было бедной Лизе видеть все это! Видя каждую минуту мою ветреность, неверность, она все еще не могла себя разуверить. 

Еще шумнее и на форменном деревенском бале встретил я новый год у нашего соседа Ермолаева. Кроме нашего общества старицкого, съехалось к нему много гостей и из других уездов. Не смотря на то, что он сам большой дурак, все очень довольны были вечером. Танцевальная зала и дом у него прекрасный, накормил он хорошо, танцевали сколько только сил было, всякому была совершенная свобода - чего же более можно требовать от хозяина?".

Морской офицер на балу - скорее всего намек на известного старицкого земляка- будущего адмирала В.А.Корнилова.
Морской офицер на балу - скорее всего намек на известного старицкого земляка- будущего адмирала В.А.Корнилова.
"Приветствую Вас, дражайший полковник!"
"Приветствую Вас, дражайший полковник!"
Красный прибор , желтая уланская шапка, номер 3 - тот самый Оренбургский уланский полк.
Красный прибор , желтая уланская шапка, номер 3 - тот самый Оренбургский уланский полк.
Средь шумного бала... Кого бы ангажировать?...
Средь шумного бала... Кого бы ангажировать?...
А гусар - не намек ли на А.Вульфа? Форма подходит...
А гусар - не намек ли на А.Вульфа? Форма подходит...

К сожалению нет имени скульптора, сделавшего фигурки. То ли тогда не было таблички, то ли я не сфотографировал, но скорее первое. 

"И столбик с куклою чугунной Под шляпой с пасмурным челом, С руками, сжатыми крестом" "Евгений Онегин". А вообще это печатка Вульфов.
"И столбик с куклою чугунной Под шляпой с пасмурным челом, С руками, сжатыми крестом" "Евгений Онегин". А вообще это печатка Вульфов.



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened