Category:

За кулисами "Харлинга".

В годы войны времени на специальную подготовку часто не хватало. В бой бросали тех, кто был под рукой, сразу, и не только у нас, как иногда думают. 


«Когда операция закончилась, я внезапно обрел репутацию диверсанта. Одного из лучших, как писали в газетах, вырезки из которых собрала моя мать. Не понимаю, откуда они это взяли. Я впервые руководил подрывниками, и был там — это правда. Насчет остального, не уверен» — так мог сказать о себе Том Барнс, один из участников знаменитой операции «Харлинг» в ноябре 1942г. в Греции.

Почему «МОГ сказать» — книга современного историка о своем свекре написана в интересной манере. Это не совсем мемуары - фактически полухудожественное-полудокументальное произведение, написанное от первого лица на основе дневников, писем главного героя и общенаучных статей о происходящих событиях. В чем-то напоминает работу литобработчиков советских мемуаров или принцип Фукидида («говорили не точно так, но могли бы так сказать»). Читается легче и интереснее, но и «чувство цитирования» как-то тоже пропадает. Кухня ясна —  обычно понятно, что откуда примерно взято, и что многое это раскавыченные цитаты из дневников, но все же... Тем не менее фактура, а, главное, дух времени переданы очень хорошо. 

Итак, Том Барнс, новозеландский инженер, во время войны вступивший в армию. К 1942г дослужился до капитана, но в целом занимался в Северной Африке в военной форме тем же, чем и на Тасмании на гражданке — строил дороги, мосты и тп. 

В конце сентября 1942г. он получил приказ срочно явиться к начальнику инженерной службы своей 2й Новозеландской дивизии. Подполковник «Бык» Хэнсон, тоже гражданский инженер по образованию, служивший в Веллингтонском полку, и главное, один из победителей Имперского чемпионата 1919г по рэгби, только что вернулся из штаба. 

Том, — сказал Хэнсон, — рад тебя видеть.

Мы неделю назад на ужине очень приятно пообщались, как инженер с инженером. Он должен был проложить дорогу — без тяжелой техники. А я построить гавань в Агабе — без драги. Нам было о чем поговорить. 

Твоя история про гавань, я был впечатлен — реально мастерски. Вот почему про тебя вспомнили. Но сейчас совсем другая работа.

Он помолчал. Я ждал.

Нужны пара киви, саперов.  Главнокомандующему для специальной работы. 

Почему именно киви (прозвище новозеландцев)? —  мысленно удивился я. Видимо думают, что если ты вырос в колониях, это  автоматически делает тебя крутым. Никто никогда этого так и не объяснил.

Да, самому генералу Александеру. И не с дивизией, не могу пока сказать. Но очень интересное задание. И опасное. Мы думаем ты подойдешь. За линией фронта.

— Серьезно? — я был изумлен и заинтригован. 

Это не приказ. Все полностью добровольно и совершенно секретно. Боюсь, что больше ничего сказать не могу, если только ты не согласишься. 

Я переваривал. Что это за выбор, который надо делать так быстро. С другой стороны... Мысли и чувства бурлили.

Да, босс. Да, я в деле, — наконец ответил я. Новозеландцы не называют начальство «сэр», нам так не комфортно. С «боссом» все понятно, каждый понимает, чего он стоит. 

Тогда хорошо. Ты в курсе, что я был в прошлом году на том «шоу» в Греции. Топография там невероятная. Горы в тысячи футов высотой ... — и он рассказал, что существует единственная железная дорога от Салоник до Пирея, порта Афин. Снабжение Роммеля идет по ней, 48 поездов в сутки. А с учетом контроля немцев над Критом и Додеканесскими островами все это потом беспрепятственно попадает в Африку. Вот если бы взорвать один из трех мостов на той дороге, тогда немцам будет дольше и сложнее везти грузы до Крита, появится больше шансов для подлодок топить их транспорты, позиции в Африке укрепятся.

—... В общем, операция называется «Харлинг». Мы выбросим группу в горах Греции...

Простите, «выбросим»?! — спросил я.

Ну да, на парашютах. Пройдете завтра базовую подготовку. У УСО есть «Либерейторы» для этих целей, прыгните с одного из них. 

Я никогда не слышал про УСО. Если бы я знал, то сразу же с криком убежал бы. Но тогда это звучало так увлекательно, даже чарующе, когда Хэнсон рассказал мне про «Фирму», как называли УСО, как они руководят шоу из аппартаментов в Гарден Сити, которые таксисты прозвали «домом шпионов», что УСО — это личная инициатива Черчилля и тд. 

У нас теперь есть 3 киви, но пойдут только двое. Завтра будет полный брифинг.

Выходя от подполковника Том очень радовался. Наконец-то его инженерная квалификация приносит дивиденты. При всех его заслугах, в дивизии максимум что ему светило  — это закладывать свои, а потом искать чужие мины, вместе с другими саперами. А что еще за два киви? Кто они, и кого выберут для операции? — переживал Том. С другой стороны, то, что он услышал, было больше похоже на работу для коммандос, а не для саперов вроде него, которые толком и пехотной-то подготовки не проходили. Коммандос тогда были новинкой и про них тоже мало что было известно. Тренируются в глуши, в Шотландии или еще где-то, учатся убивать всеми способами. А, еще вроде у них школа в Хайфе есть.

Вечером Том пошел в город — повидать старых друзей, пройтись по магазинам, нормально поесть напоследок. Было ясно, что в Греции с этим будет туго. Родилась гениальная идея найти надувной матрас-кровать для походных условий. Написал письмо невесте , разумеется, не говоря ничего о задании. К счастью, разные безделушки и сувениры (отрез из верблюжей шерсти, филигранно сделанные серебрянные щипцы для сахара, армянские салфеточные кольца, покрышки на подушки из Алеппо) он отослал еще за пару дней до этого. 

На следующий день трое саперов явились на брифинг к бригадиру Стевенсу. Среди прочего им было сообщено, что они будут в военной форме. В случае плена это, теоретически конечно, защитит от расстрела как шпионов. Но на всякий случай каждому будет дана «смертельная таблетка». После операции будут предприняты все усилия, чтобы эвакуировать группу, но это не точно , но надо понимать, что может случиться всякое. Возможно придется остаться в Греции надолго, может быть даже до самой победы. Выживать придется своими силами, никогда не забывать о безопасности, никому полностью не доверять. Можно погибнуть, попасть в плен, возможно на годы. Это выше обычных рисков простого солдата, поэтому еще есть возможность отказаться, кто не уверен в своих силах. 

Впрочем, никто не захотел показать отсутствие энтузиазма.

— Тогда начинайте паковать свои вещи. Вечером вас отвезут в Каир, в лагерь Маади вы больше не вернетесь. Волнуетесь, немного конечно. Желаю вам успешной операции.

Спасибо, босс.

— И не называйте британских офицеров «босс». Им это не нравится.

Один из саперов,  когда дело дошло до сбора вещей, все же признался, что ему не особо хочется участвовать.Он 3 месяца подряд был в пустыне под Эль-Аламейном, устраивая минные поля. Страшная жара, желудок, усталость и все такое. 

Так ты не  хочешь?

В моем состоянии? Нет, конечно. Но что можно сделать? 

Можно сказать «нет» — подумал Барнс. Подразумевается, что это добровольно, так что каждый имеет право отказаться. И нам говорили, что нужно 2 из 3, один останется. Почему бы ему не стать им. 

Новозеландцев отвезли в тот самый «дом шпионов» в Каире и представили их новому командиру. Бригадир Кибл был одет больше по погоде, чем по своему званию — свитер и шорты. Глава УСО лорд Гленконнер, редко появляющийся на публике, был известен как «Бог». У Кибла было прозвище «Боло».

Был проведен брифинг, где стали вырисовываться конкретные детали будущей операции и произошло взаимное знакомство участников. Для секретности было решено, что полные имена знать не обязательно. Командующим «на земле» будет полковник Эдди. Заместителем — молодой майор Крис. И так далее, по именам или их сокращениям — Том. Правда полковник Хэнсон сказал, что он хоть и Сесил, тоже будет Томом, ибо так его звали с детства, от «мальчик-с-пальчика». Глядя на окружающих, особенно на     Криса, Том Барнс впервые задумался, не староват ли он в свои 35, не выдавит ли молодое сильное поколение... Но поспешно отбросил эту мысль. 

(Крис — Кристофер «Монти» Вудхаус, аристократ, выпускник Оксфорда, офицер УСО, полгода проведший в тылу врага на Крите — был выбран для операции едва ли не первым. С ним беседа была еще короче, чем с Томом. «За столом сидел подполковник. В ослепляющих лучах света из окна я мог видеть только его силуэт. Кто он, я не знал. Он поднял голову от бумаг, лежащих перед ним, и просто спросил: «Не желаете ли высадиться в Греции на следующей неделе?» Причин сказать «нет» вроде бы не было, и я сказал «да». Потом я подумал, что это будет хорошей возможностью попрактиковаться в  греческом».) 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened