major_colville

Categories:

"Эскадрон смерти" Луи Буссенара-5. Даргай-1897.

Название Даргай в романе не упоминается, время действия — осень 1897г. Но в любом случае описание боя весьма узнаваемо, и не подлежит сомнению, как и то, что Буссенар написал его по первоначальным газетным сообщениям, даже со скидкой на некоторые упрощения и фантазии, присущие художественному произведению. А что же было в реальности?

Штурм Даргайских высот. Худ. Р.К.Вудвиль, 1898г.

Итак, было решено атаковать Даргайские высоты вторично. На сей раз были выделены бОльшие силы – 3я бригада с приданными ей двумя батальонами. 

В 8 утра 20 октября 1897г. 1й б-н 2го Гуркхского полка (с разведчиками из уже бывшего здесь 3го гуркхского стрелкового впереди) двинулся вперед, Дорсетширцы и Дербиширцы  – в резерве. Гордонцы, по первоначальному плану, должны были лишь поддерживать залповым огнем с дальних дистанций, а 3й сикхский – охранять три горных артбатареи. Тылы прикрывали Нортгэмптонширцы и еще одна батарея, примерно в миле к востоку, способная обстреливать как высоты, так и дорогу из Шинаури. 

Канонир горной артиллерии, офицер Шотландских пограничников, рядовой Дорсетширского полка. Эмблема Гордонцев.

В 10 часов был открыт артиллерийский огонь, но он имел меньший эффект, чем ожидалось. Горцы прятались за скалами и камнями. 1\2 Гуркхский энергично атаковал, но остановился на той же террасе, где гуркхи из 3го притормозили во время атаки 18 октября. Преодолеть дальнейший участок оказалось сложно и тогда, сейчас же под более сильным огнем, лишь немногие смогли прорваться чуть дальше. 

Схема местности боев 18 и 20 октября 1897г.

На помощь пришли Дорсетцы, но и они не смогли добиться большего. По оценкам англичан, там было около 12 тысяч горцев (скорее всего преувеличено, но их явно было много), вооруженных Мартини-Генри и Снайдерами, ведущих перекрестный огонь с господствующих высот, казалось, ничто живое не сможет выжить на этой площадке, как обычно патетически пишут в описаниях. Те, кто сумел перебежать этот последний участок, теперь прятались за камнями под скалами, не смея ни атаковать дальше, ни вернуться. Было много раненых. 

Примерно в 3 часа горцы, уверенные в успехе и победе, стали бить в барабаны и размахивать знаменами. Йейтман-Биггс послал 1й батальон Гордонцев и 3й Сикхский полк.

Гордонцы не участвовали толком в бою 18 октября, но два года назад были в Читральской экспедиции. Не говоря уже о том, что это один из самых знаменитых и боевых полков Британской армии. Буссенар пишет об атлетических горцах, привычных к горам – приведем реальный пример. В 1896г Гордонцы выиграли у Стрелков гонку по холмам. Почти 6 миль по горам и пересеченной местности, 10 на 10, и первым пришел через 37,5 минут гордонец Керр. Их командир, подполковник Матиас, участвовал в Нильской экспедиции 1884-85гг. 3й Сикхский полк был и вовсе старожилом в Пенджабских Приграничных Силах, война в горах была им не в новинку.

Эти два батальона двинулись вперед, гордонцы впереди — проходя мимо тел убитых и отходящих раненых, деморализующее зрелище —  в полном порядке. Дойдя до террасы, где были остановлены первые 3 полка, они залегли за камнями. Артиллерия открыла 3-минутный огонь, затем подполковник Матиас обратился к солдатам.

- Хайлендеры! Генерал сказал, что эти позиции должны быть взяты любой ценой! Гордонцы возьмут их!

После секундной полной тишины раздался рев солдат, рожки заиграли «Наступление», офицеры скомандовали «Пошли!», раздались звуки волынок. Офицеры и волынщики впереди – батальон бросился в атаку, на открытое простреливаемое пространство. Здесь вновь процитируем  Буссенара.

«Килдар, шедший во главе первой роты, наигрывал старинный шотландский марш «Северный петух», дружно подхваченный волынщиками остальных рот. При первых же звуках этого довольно примитивного инструмента ряды атакующих охватило лихорадочное возбуждение. Бросившиеся в боевом порыве вперед, могучие горцы энергично взбирались по скалам.

Художник С.Беркли, 1897г. Картина с ошибкой - красные мундиры и белые шлемы. Но видимо как раз так представлял битву Буссенар.

Встревоженные неудержимым продвижением противника, туземцы, суетясь и вопя, открыли по отважным шотландцам бешеный огонь, и первые ряды их значительно поредели.

Вещее видение Килдара сбылось: его тоже сразили. С раздробленными ногами, он тяжело повалился на землю, не издав ни единого крика. Но, ощупав инструмент и убедившись, что он не пострадал, музыкант воскликнул:

— Волынка цела, так вперед же, друзья! И да здравствует добрая старая Шотландия!

Не обращая внимания на безвольно волочащиеся ноги, Килдар, упираясь руками и коленями, дополз до ближайшего камня и уселся на нем. Затем поднес к губам свой инструмент и — истекающий кровью, под адским огнем противника, — задул в мундштук во всю силу своих легких, продолжая играть все тот же старинный шотландский марш «Северный петух». Вдохновленные этим примером, шотландские горцы с удвоенной яростью ринулись на противника и, пробегая мимо героя-волынщика, приветствовали его восторженными криками:

— Ура Килдару!.. У-р-ра!.. Ура Килдару!.

Майор Макбин, шедший справа от комбата, почти сразу упал, пораженный в пах (по другим данным в бедро), но дополз до камня и, сев, продолжал кричать, подбадривая людей. Одновременно с его ранением погиб лейтенант Ламонт. Лейтенант Дингуолл был ранен 4 раза, но рвался вперед, пока рядовой Лоусон не утащил его назад. Потом Лоусон вернулся и вынес еще одного солдата, хотя и сам был ранен дважды. Добежав до линии камней, полк на минуту остановился передохнуть, в этот момент многие увидели раненого волынщика, который не мог двигаться, но продолжал играть (о его личности и деталях поговорим чуть позже подробнее). Солдаты вновь заорали в боевом экстазе («парни кричали как сумасшедшие»), офицеры размахивали палашами над головой. 

Первые части, безуспешно атаковавшие Даргайские высоты, до этого перебегали ротами или малыми группами. Гордонцы пошли в атаку всем батальоном, позади их практически в упор шел батальон сикхов, плюс когда все это началось многие из залегших ранее гуркхов, дорсетцев и дербиширцев вскочили и присоединились к ним. В последнем рывке участвовало, судя по всему, около 400 человек, накопившихся у камней- гордонцы и солдаты других полков. За ними побежали и те, кто был позади. Горцы стреляли, но видя, что на этот раз атака не остановима, бросились в бегство, не желая вступать в рукопашный бой. 

В.М. Гамильтон, 1906г.

Ворвавшиеся на вершину солдаты орали и стреляли вслед. Запыхавшийся подполковник, к тому же легко раненный в ногу, сказал сержанту «Тяжеленько, да, Макки? Не совсем так – когда я был – молодым,  ну, ты понял». «Ничегоу, сэр, - откликнулся сержант с шотландским акцентом, хлопнув его по спине, - уы бежали пррекрасноу для староуго челоуека».  

Гордонцы трижды прокричали в честь своего командира Матиаса, остальные в честь Гордонцев и все в честь взятия Даргая. Капитан Джон Гордон из 15го Сикхского – «кричали от радости даже наши люди, редко когда они выражали свои эмоции». «Ничто не может описать наши чувства. Это было просто великолепно»- написал в письме другой офицер-шотландец. 

Возвращение с Даргая.

Но победа далась тяжелой (для колониальной войны и для эпохи «до ПМВ», разумеется) ценой – 195 человек, из них 37 убито, большинство на последних 150 ярдах. Больше всех потеряли гуркхи – 18 убитых и 49 ранено. Дорсетцы – 9 и 40. У Гордонцев погибло всего 3 человека, включая офицера, но 41 ранен, в том числе 6 офицеров, плюс 4 позже умерли от ран. Возможно, именно поэтому, Гордонцы вызвались помочь отнести раненых вниз. Солдаты и офицеры делились водой друг с другом, зная, что с этим могут возникнуть проблемы. 

Гордонцы несут раненых гуркхов.

Ну а главным героем битвы стал волынщик Финдлэйтер. Сразу после битвы в газеты попало описание подвига музыканта, продолжавшего играть, и ошибочно это было приписано волынщику Патрику Милну, игравшему полковой марш «Cock o' the North». Нетрудно заметить, что Буссенар, описывая вымышленного Килдара, ориентируется именно на эту первоначальную версию. Килдар у него «вещий», «старый, преданный слуга, отец Кетти», волынщик 1й роты, которого слушаются остальные и который на короткой ноге с подполковником.  Это явно уважаемый и пожилой человек, описание подходящее больше старшему волынщику.

В реальности же Милн был ранен в грудь и не мог играть, и даже не он был старшим волынщиком. Перед атакой волынщик-майор был послан за боеприпасами, так что в атаке четырех волынщиков  возглавил следующий по званию ланс-капрал Милн. Из них до вершины дошел лишь волынщик Кидд. Но прославился на всю Шотландию и империю 25-летний младший волынщик Джордж Фредерик Финдлэйтер. Он был ранен в обе ноги, но сев, в окровавленном килте, продолжал играть, и не полковой марш, а The Haughs O' Cromdale , посвященную битве 1690г (кстати говоря, не совсем толерантную, так как она посвящена мятежникам с точки зрения британской короны). 

Э.М.Хэйл, 1898г.

Сам Финдлэйтер описывает свое участие скромно, и, видимо, более правдоподобно. «Помню как полковник обратился к полку, что мы должны делать. Помню приказ к атаке, и команду «Волынщики вперед», потом рассказывали, что был приказ играть «Северного петуха», но я его не слышал, и по собственному разумению, решил, что под атаку пойдет более быстрая танцевальная мелодия. Я выбрал The Haughs O' Cromdale, Петух он более маршевый, а нужен был порыв, атака. ... Когда меня ранили, это как будто сильно ударили палкой. Я упал и недолго продолжал играть. Потом говорили, что я играл 5 минут, но я истекал кровью и мне быстро стало плохо. Когда позиция была взята, и раненых стали собирать, моя первая мысль была, какой я счастливчик, легко отделался. Я не думал, что сделал что-то особенное, заслуживающее награды. Я очень удивился, когда мне сказали, что я буду награжден».

Известия о битве и подвиге волынщика вызвали просто экстаз в прессе и общественности. Он был, разумеется, не только награжден высшей наградой - Крестом Виктории, но и стал всенародным любимцем. 

Фотокарточки с ним расходились тысячами, художники написали множество картин (самые знаменитые представлены в иллюстрациях), не говоря об открытках, сигаретных вкладышах и тд. Про него слагали стихи и детские считалочки, обещали искупать в шампанском, ему жали руку высшие аристократы и генералы, его приглашали играть в театре самого себя, и, конечно, играть на волынке. Гвоздем программы было исполнение двух «даргайских» мелодий. За выступления он зарабатывал порой по сотне фунтов в неделю.  

Игра и обложка музыкальной книги.

Как видим, во времена джингоизма почитание военного героя было сродни фанатству от поп-звезд в поздние времена. Узнав, что герой —  молодой человек, многие предлагали ему руку и сердце, но он женился на своей кузине, родил 2 сыновей и 3 дочери. В годы ПМВ он вновь записался в армию, старшим волынщиком в 9й батальон своего Гордонского полка. Почти до конца жизни играл и умер в 1942г в возрасте 70 лет. 

На фоне такого настоящие обстоятельства и проблемы битвы, не говоря уже об ошибках генералов, были забыты. Образ волынщика-героя и безумной атаки Гордонцев затмил остальных участников. Сравните описание у того же Буссенара. Они идут у него первыми и единственными. 

Офицер из 1\2 гуркхского, сипай 3го сикхского и стрелок 1\3 гуркхского стрелкового полков, 1897. Они тоже там были...

Шотландцы были любимцами публики со времен Ватерлоо, но в профессиональной среде взгляд был более критический. Главнокомандующий лорд Уолсли одним из первых поздравил полк телеграммой, но никогда не одобрял публичных выступлений Финдлэйтера в театре, считая это нарушением армейских традиций. С чисто тактической точки зрения бой так же не был решающим для исхода кампании, захват высот лишь прикрыл дальнейшее продвижение Локхарта.

Волынщик Годонского полка и рядовой полка Шотландских пограничников в 1897г.

Обижались незаслуженно забытые офицеры других полков. «Все, что вы читали в газетах про Гордонцев - ложь» - писал в письме офицер Шотландских пограничников. «Будь у нас килты, без сомнения, вы бы видели в иллюстрированных газетах нас, а не их» - вторил ему другой. А в одном известном лондонском клубе, когда читали в газете очередные словословия в адрес полковника Матиаса и его полка, кто-то из армейских офицеров съязвил: «Не оставляйте в прихожей зонтики - Гордонцы возьмут их».  В России за такую шутку общество офицеров вызвало бы на дуэль.

© 2017-18 major_colville
Использование любых текстовых материалов данного блога допускается при условии обязательного размещения гиперссылки http://major-colville.livejournal.com


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened