"За перевалом, в глухом ущелье, опять стрельба..."

Боевые действия против пуштунов под руководством факира из Ипи, начавшиеся с похищения Рам Каури вошли в историю как «Вазиристанская кампания 1936-39гг», а на практике Граница тлела и всю Вторую мировую войну, и до получения независимости в 1947г. Одним из самых знаменитых событий этого конфликта стала засада в ущелье Шахур Танги в 1937г.

Колонна в Вазиристане, 1937г.

Собственно, уже первая операция кампании обернулась неудачей. 25-27 ноября 1936г. две колонны Разкол и Токол (сокращения от Размак, Точи и колонна) выдвинулись с баз для демонстрации силы и устрашения непокорных. Сопротивления не ожидалось, но все сразу пошло не так. В результате были понесены первые потери – 19 убитых, 102 раненых, а колонны вышли в заданные точки намного позже запланированного. И уже 27го отступили -то ли из-за нехватки снабжения, то ли во исполнение первоначальных планов, хотя после боев с весьма сомнительным результатом  марш обратно походил на бегство. Именно так пуштуны это  и восприняли – а авторитет Факира резко возрос. 

Размакская колонна, 1936-37гг.

В начале 1937 года набеги мятежных племен на войска и линии снабжения стали все более масштабными и многочисленными. Движение по дорогам значительно сократилось: конвои шли обычно три раза в неделю, обязательно в сопровождении пехоты и броневиков. Нападения и обстрелы  пикетов и патрулей превратились в рутину. 6 и 7 февраля два британских офицера попали в засады и убиты - капитан Д. Кеог, прикомандированный к Южновазиристанским скаутам, и улан лейтенант  Р. Битти, помощник политического агента Северного Вазиристана, везший плату местным хассадарам ( и 3 нижних чина с ними). 

Последствия саботажа: расчистка дорог и сломанный столб.

Предупреждала и разведка – 3 апреля политический офицер сообщал, что его агенты отмечают передвижения горцев и что-то готовится. Он рекомендовал приостановить транспортное снабжение на время. Однако авиация не заметила ничего подозрительного, а 8 апреля небольшой конвой без проблем прошел, в том числе и по, злополучному в будущем, ущелью. Ложная тревога, решило командование, и 9 апреля была отправлена бОльшая колонна... 

Виды колонн на СЗГ, 1930е гг.

Итак, ранним утром, в 6.00 9 апреля 1937 года, из форта Манзай вышел очередной конвой, направлявшийся в гарнизон в Ване. Автоколонна была крупной и состояла из 49 грузовиков, машины скорой помощи и трех частных автомобилей. Она сопровождалась  4 броневиками 8й роты Королевского танкового корпуса, пехотой, саперами и минерами. Один броневик шел впереди, другой позади, и еще два были в середине колонны. Пехотный эскорт (1 индийский офицер и 51 нижний чин из 4го б-на 16го Пенджабского полка) был распределен по всей длине конвоя, в трех местах. Также один самолет осуществлял тактическую разведку с воздуха.

Виды колонн на СЗГ, 1930е гг.

В конвое было 72 солдата, возвращавшихся из отпусков (ехали сразу за серединой колонны), а также 14 офицеров, направлявшихся в Вану на службу, частично тоже из отпуска (в основном в голове колонны). 

Обычно проводка конвоев прикрывалась разведкой, пикетами и блокпостами скаутов и хассадаров, часто привлекались и регулярные войска. Например, буквально накануне, для прикрытия конвоя из Дамдила 29 марта были задействованы 2 пехотных батальона и 1 горная батарея. Но теперь войск не хватало, а хассадары стали ненадежными и часто переходили на сторону факира из Ипи. По крайней мере, в злополучном ущелье хассадаров не было- то ли дезертировали вообще, то ли из-за лени и низкой дисциплины самовольно покинули посты. Разведка скаутами ущелья так же не проводилась. 

Длинная змея автомобилей без происшествий проследовала мимо  Джандолы, а затем свернула на запад в сторону Ваны. Здесь находится узкое крутое ущелье Шахур-Танги (8 миль к западу от Джандолы, и 11 миль от Сарвекая). Оно тянется на 3 мили, и крутые отвесные скалы до 500м высотой окружают его. В половодье уровень воды достигает 5, а то и 8 футов. В самом узком месте ущелья, уже почти на выходе, голова колонны встретила караван верблюдов и невооруженных людей, первые несколько машин смогли объехать их, но тут все и началось… 

Ущелье Шахур Танги в 1919г.

Некоторые очевидцы утверждали, что по сигналу караванщики устроили пробку, а сами разбежались по сторонам и попрятались за камнями, подобрав спрятанные там ружья. Хотя, возможно, караван оказался там случайно, затор был не специальным, тем более что часть машин проехала мимо него, а караванщики просто побежали прятаться от стрельбы. 

Караван верблюдов в Шахур Танги. 1920е гг, но именно эта фотография и была в газетах того времени.

Как бы то ни было, примерно в 7.40-45 утра по притормозившим машинам  был открыт интенсивный  меткий огонь горцев, занимавших позиции на обрывистых склонах ущелья. 

Головной броневик и первые три грузовика, прибавив ходу и не получив серьезных повреждений, вырвались из ловушки, и понеслись на ближайший блокпост с  известиями о нападении. Но остальные остановились  - часть водителей  были убиты, а объехать или дать задний ход было нельзя. Подбиты были и машины в хвосте конвоя – классическая тактика засад. Те, кто сумел выскочить из изрешеченных кабин и кузовов не имели достаточного прикрытия среди горящих машин под перекрестным огнем с высот. Огонь был сконцентрирован на офицерах, водителях и пулеметных расчетах. Основные потери были понесены в первые 15-20 минут боя, в голове колонны. Пехота эскорта пыталась храбро контратаковать, но была прижата огнем. Пулеметы бронемашин не могли подниматься на большой угол и обстреливать сидящих на вершинах утесов и скал горцев. Самолет, обеспечивающий поддержку в воздухе, Вестлэнд «Вапити» из 5й эскадрильи, ушел на вынужденную посадку после ранения летчика в голову и пробития бензобака.

Пещеры восставших пуштунов.

Выжившие организовали круговую оборону. Как только стало известно о засаде, из Манзая на помощь вышла пехота и южновазиристанские скауты с отделением бронемашин, а из Банну на грузовиках выступил пехотный батальон. Впрочем, он прибыл на место боя, когда уже все закончилось. Шли подкрепления из Джандолы (2/11й Сикхский) и Сарвекая (Скауты и легкие танки). 

Пулеметчики 2го б-на 11го Сикхского полка, 1937г.

Перестрелка  продолжалась до наступления ночи, по другим данным бой длился 22 часа, то есть до следующего утра. Выжившие люди и уцелевшие машины были эвакуированы в Сарвекай, где майор Патон переформировав остатки конвоя, продолжил движение в Вану на следующее утро.

Фотогорафии не с Шахур Танги, но для атмосферы, 1930е гг.

Всего в результате нападения было убито 7 британских офицеров и 2 нижних чина ( Тернер и Дэвис), пять офицеров и 1 солдат (Боукетт) ранены, 20 индийских нижних чинов убиты,  39 ранено. 

Погибшие офицеры: майор Генри Уильям Дайрел Палмер и капитан Майлс Бертрам Кортни из  3го б-на  16го Пенджабского полка

Капитан Дуррани, Индийская медслужба, ехавший в Объединенный индийский военный госпиталь г. Ваны.  

Лейтенант Эрик Чарльз Лэнгфорд Хайнд, ехавший на службу в 19ю роту Бомбейских саперов и минеров. 

Лейтенант Майкл Эрл, Королевская артиллерия, 2я (Деражатская) горная батарея.  

Лейтенант  Эдвин Стюарт Ренье Франс, 3й б-н  7го Раджпутского полка и второй  лейтенант Джордж Лоуренс Скотт, 3-й Королевский батальон (Сикхский)  12го полка приграничных сил

За исключением Дуррани, место захоронения которого неизвестно, все они похоронены в форту  Манзай (который и сейчас является пакистанской базой).

Если убитые офицеры известны поименно, и во всех источниках их число одинаково, то дальше идет разнобой, вызванный, видимо, и опечатками, и желанием как преувеличить потери, так и преуменьшить их, слухами, а также возможно путаницей в ведомственном и отрядном подчинении, смешением убитых на месте и умерших от ран  позже и тп. Встречаются цифры : 47 убито, около 50 ранено.         7офицеров и 45 н.ч. убито, 47 ранено.         52 убито. 53 убито.            7 британских офицеров, 27 индийиских солдат и 2 британских убиты.          Около 80 убитых и раненых. Но общий порядок цифр, как и впечатление от таких, громадных по тем временам, потерь ясно. В самых первых газетных сообщения цифры потерь меньшие и «все грузовики спасены» - что является явной дезой, так как грузовики (или как минимум часть) были разграблены нападавшими (а часть сгорела), согласно позднейшим описаниям. 

Кто же участвовал в нападении? Упоминаются хони хели – субплемя ахмадзайских вазиров из Ваны, и абдур рахман хели. По другой версии арх и джалал хели. Люди из долины Шакту. Предводителем лашкарха часто называли Хони Хана, вазира из джалал хель. Про него рассказывали, что он попросив убежища в одной семье, убил двух детей хозяина, когда того не было дома, и скрылся, исполнив таким образом кровную месть. Впрочем, это может быть пропаганда. Количество нападавших указывается от 100 до 300 человек. Первоначальную атаку осуществляли около 60-80 человек, и еще 150-200 подошли позже. Пуштуны потеряли всего 16 человек убитыми и 26 серьезно ранеными. Иногда упоминаются трофейные орудия, но возможно это просто попытка преувеличить силы и возможности противника для оправдания разгрома колонны. В другом  месте встречается упоминание, что местные считали ущелье то ли плохим местом, то ли еще какая примета была, но они там воевать не хотели, и потому были злы на пришедших и устроивших засаду «чужаков». А это уже возможно попытка жителей близлежайших деревень снять с себя подозрения. Как бы то ни было – до 1921г ущелье и правда не особо упоминалось в сводках боев и инцидентов, с другой стороны там вновь была засада в сентябре 1947г. (погибло около 20 солдат), а последняя – против пакистанской армии - в 2004г. Уж больно место удобное. 

Солдаты 2го б-на 11го Сикхского полка жгут постройки в долине Карсора, Вазиристан, 1936г.

Храбрость солдат и офицеров, защищавших конвой, и пришедших ему на помощь была вознаграждена рядом британских и индийских наград. Описания в наградных листах (несмотря на возможные преувеличения и искажения в такого рода документах) дают нам описание отдельных картин боя.

Майор Александр Патон, 2-я (Деражатская) горная батарея, Королевская артиллерия, получил орден «За выдающиеся заслуги» (высший среди выданных за это событие). «Майор Патон был командующим  конвоем в Шахур Танги. Раненный  в самом начале дела, несмотря на потерю крови, продолжал активно руководить операцией и подавал великолепный пример преданности долгу. Благодаря его усилиям все раненые в первой половине колонны были благополучно эвакуированы. Он отказывался сдать командование, пока не отвел свои грузовики в безопасное место и не написал рапорт».

Военный крест - Лейтенант Фрэнк Дуглас Робертсон, 1й Кумаонский стрелковый б-н 19го Хайдарабадского полка, прикомандированный к Южновазиристанским скаутам

«Окруженный врагом, отбивал частые атаки неприятеля штыками,  и, будучи раненым, организовал оборону. Захватив с наступлением темноты холм и удерживая его, вынудил племена отступить под покровом ночи".

Военный крест - капитан Стэнли Дэвисон Уилкок, 1й б-н 16го Пенджабского полка, прикомандированный к Южновазиристанским скаутам.

«Во время отступления с холмов к северу от Шахур Танги до Чангмалая войска преследовались племенами, которые  неоднократно пытались обойти их фланги. Этот офицер, несмотря на личную опасность и ранение, оставался в строю, и, во многом, благодаря его усилиям и  хладнокровию под огнем, отход  был осуществлен успешно». 

Военный крест  - лейтенант Рой Эдвард Перси Уиндхем, 3й б-н  6го Раджпутанского стрелкового.

«Лейтенант Уиндхем ехал в качестве пассажира в колонне в Шахур Танги. Он проявил храбрость, вытащив в безопасное место раненых на передних сиденьях грузовиков, находившихся без сознания и подвергавшихся сильному обстрелу; при этом две пули пронзили его одежду. Он также вызвался вернуться на место боевых действий ночью, когда неприятель был еще активен, и помог в эвакуации бОльшего количества людей и транспортных средств».

Интересно, что в книге И. Треноудена «Тропа службы: жизнь и времена Билла Бейтса» описано несколько иначе:  «Юстас», или лейтенант Рой Эдвард Перси Уиндхэм, если официально, заслужил  Военный крест, когда избежал пленения, пробежав 3 мили до ближайшего поста Южновазиристанских  скаутов. «Юстас» был студентом университета, слегка близоруким и очень глухим. Это не помешало ему привести назад иррегуляров, которые выбили и разгромили врага. Уиндхэм, которого очень любили в батальоне, совсем не выглядел подходящим для этого  - даже лучшие друзья признавали это, но Билл уверен, что немногие Военные кресты могут быть более заслуженными, поскольку его инициатива и храбрость спасли от полной резни. К сожалению, он был убит слоном на сафари в Кении». (В 1954 в Уганде, случайный выстрел на львиной охоте) 

Медаль за выдающиеся заслуги – лэнс-капрал Альберт Уильямс, 8я легкая танковая рота, Королевский танковый корпус.

«9 апреля во время дела при Шахур Танги, лейтенант Парсонс из конного полка Пробина подбежал к броневику и, стоя за ним, указывал, где скрывались неприятели, стрелявшие по конвою, получил ранение в плечо и упал в кювет на обочине дороги.

Лэнс-капрал Уильямс тут же открыл дверцу, выскочил, схватил лейтенанта Парсонса и затащил под машину. Во время этого очень сильный огонь был беспрестанно направлен именно на автомобиль и вокруг него. Своей храбростью и преданностью долгу он, вероятно, спас жизнь лейтенанта Парсонса, а затем перевязал его, лежа под броневиком». 

Военная Медаль - капрал Томас Мортон, 8я легкая танковая рота, Королевский танковый корпус.

«Капрал Мортон командовал броневиком «Кресси» в центре колонны. Он провел целый день, маневрируя своим автомобилем вдоль отделения колонны, объезжая машины и трупы, рискуя упасть в пропасть. Таким образом, он выбирал различные удобные позиции для стрельбы из пулемета с большой эффективностью. Благодаря его хладнокровию и  инициативе многие обязаны жизнью и, во многом, это привело к тому, что противник разочаровался в своей главной цели—полном уничтожении конвоя».

Или вот такой типичный эпизод боя. В одном грузовике ехали связисты – 4 британца и 2 индийца. Во время засады командир капрал Тёрнер и рядовой Дэвис были убиты, водитель-индиец и еще один англичанин несколько раз ранены, остальные смогли убежать невредимыми. 

Успех засады побудил масудов к большей активности и в ближайшие дни участились нападения на посты и патрули. Британцы в ответ подвергли воздушным бомбардировкам селения, увеличили количество войск и проводимых операций.

До конца мая проводка конвоев в Размак прекратилась. Снабжение шло лишь  на частных автомашинах с водителями-масудами, под охраной местных отрядов. Основной объем перевозок стал осуществляться по воздуху, для чего пришлось использовать даже авиацию из Командования ВВС в Ираке. Позже было налажено мощное прикрытие дорог  регулярными войсками. Например, 46-мильная дорога из Банну в Дамдил стала охраняться 1й индийской дивизией: организованы постоянные посты и пикеты, ежедневное патрулирование пехотой и броневиками, с возможностью артиллерийской и авиационной поддержки при необходимости. Система была эффективной, но требовала большого количества войск, отрывая их от ведения активных действий. По опыту этой засады и других боев войска стали пересматривать правила ведения боя, делать больший упор на разведку и нестандартные действия, солдаты пытались бронировать автомашины и тд.

Виды колонн на СЗГ, 1930е гг.

В общем, засада в Шахур Танги произвела большое впечатление и на горцев, для которых это была яркая победа, и на англичан.

В 1950г. майор Д. Уилсон из Аргайльского и Сатерлэндского полка стал свидетелем разгрома 2й пехотной дивизии и выхода ее остатков из окружения в Корее. Это напомнило, по его словам, когда в 1937 на СЗГ была так же  полностью вырезана колонна. Даже после кровавых битв Второй мировой и в разгар жестокой Корейской войны для многих засада в Шахур Танги оставалась именем нарицательным.

Место засады Шахур Танги. Современное фото, вряд ли что-то сильно изменилось. Взято отсюда http://robert-grenier.com/gallery-item/photos/88-days-image-28/


© 2017-18 major_colville
Использование любых текстовых материалов данного блога допускается при условии обязательного размещения гиперссылки http://major-colville.livejournal.com


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened