major_colville

Categories:

Солдат Великой войны.

Бравый гвардеец на снимке прадед по материнской линии, а девочка - моя бабушка. Этот снимок – то немногое, что собственно про него известно. Зная годы рождения прабабушки (1879) и бабушки (1910), и предполагая, что с женой они примерно ровесники, с большой долей вероятности можно сказать, что он служил срочную службу еще в мирное время, был вновь призван в годы Первой мировой войны и на фото ему около 35-40 лет. Датирована фотография январем 1917 года. 

Фотография подписана « … Января 1917 года. Е.В. рота Лейбъ гв 3(г)…(п,р) Е.В. полка имя фамилия»

Первоначально в моем распоряжении был лишь скан задника и поврежденные и плохо читаемые буквы могли оказаться как цифрой 3, так и буквой В. Поэтому, среди первоначальных вариантов был Волынский полк. По иронии он тоже был Его величества, и силуэт нагрудного знака был схож со знаком другого полка. Но после того как в руки попал оригинал стало ясно, что все же правильным вариантом будет Лейб-Гвардии 3й стрелковый полк. Детали униформы подтверждают это предположение. Рассмотрим их.

Первое, что бросается в глаза – Георгиевский крест 4й степени и две медали, скорее всего, Георгиевские.

Погоны - малиновый цвет на старых фотографиях по оттенку похож на защитный, так что точно определить цветные это погоны или одного цвета с рубахой невозможно. Но по логике, раз прадед по случаю отпуска сумел приодеться поярче – черный поясной ремень с бляхой, а не полевой с «рамкой», серебряные пуговицы вместо защитных костяных, медали, вензель, часы, даже полковой знак, – думаю, и погоны он мог носить цветные. 

Одна лычка на погоне показывает звание ефрейтора. На цветных погонах она должна быть из желтого басона с двумя красными прострочками, на защитных – из темно-оранжевой тесьмы. И вновь это знание не помогает понять какого цвета погоны - и желтый, и оранжевый одинаково выглядят очень темными, зачастую черными. Нашиваться верхняя или единственная лычка должна была ближе к верху погона, касаясь нижнего края петли пуговицы, но на практике, как и в нашем случае, могла находиться ниже положенного. А вензель, кстати говоря, должен был быть ближе к низу, а не почти посередине как на фото. 

Возможные варианты погон, полковой знак и пряжка ремня.

В полках, где шефом был император, 1я рота именовалась рота Его Величества. Государева, Царёва рота в простонародье. Объяснять, что туда отбирались лучшие люди полка, думаю, не стоит.  Внешним отличием шефской роты был накладной металлический вензель на погонах, в нашем случае белого металла, носившийся даже при защитной форме. 

Тут же отметим, что в отличии от других гвардейских полков, где был специальный отбор по внешности, цвету волос, бородатости и «типажам» (например, курносые в Павловский полк, в Измайловский –брюнеты. семеновцы и кексгольмцы -шатены, преображенцы-блондины  и т.п.), в 3м стрелковом подобного не было, и люди набирались «без определенного типа». 

Если же говорить об официальных правилах – то в Гвардейскую пехоту отбирали «самых лучших людей, как по физическому сложению – здоровых и красивой наружности, так и ростом не ниже 2 аршин 6 вершков (169 см)» (приказ по ВВ №350 1873г) В стрелки, по традиции, шли люди невысокие, вернее сказать, ближе к нижнему порогу роста, коренастые.  Предпочтение отдавалось крестьянам, а не считавшимся неблагонадежными рабочим, хотя в годы войны прослойка фабричных выросла и в Гвардии.  Усы полагалось носить всем нижним чинам, борода носилась теми, у кого хорошо и красиво росла, но в годы ПМВ ношение длинной бороды было запрещено из-за противогазов. (вопрос о короткой бородке отдавался на откуп полковым командирам под их ответственность за результаты отравления газами). 

Георгиевские кавалеры Лейб-Гвардии 3го стрелкового полка - что интересно, часы такие же.

Полк имел традиционный «стрелковый» малиновый приборный цвет и серебряный (белый) приборный метал. Частенько случались и отклонения от высочайше утвержденных образцов и оттенков, «лишняя пуговица».  Так, например Литовский полк имел оттенок более светлого, канареечнго цвета, чем официальный желтый, а Кексгольмцы – голубой приборный цвет, вместо светло-синего, и даже смогли официально узаконить эту традицию в 1912г. Судя по стихотворению Н.Гранберга, офицера лейб-гвардии Стрелковой артиллерийской бригады, нечто подобное могло быть и у гвардейских стрелков.

Гвардии войско лихое

Серо-зеленых цветов

Уж позабыло былое.

Время всех царских смотров. 


Скрылись давно все султаны —

Черные Царских стрелков

И кивера и малина

Славных и старых полков.


Кантики — сущая малость.

На рукавах лишь видны.

Все, что теперь им осталось

От прежней блестящей красы.


Гвардии блеска не надо —

Время парадов прошло.

В кантике скромном осталось

Гвардии старой лицо.


Сочной малины расцветы

Гвардии носят стрелки,

В этой «малине» заветы

Свято хранили полки.


Первый полк — темной малины,

Кантики снежно-белы,

И золотые погоны

Их офицерам даны. 


Следующий полк

Царскосельский

Славен отличным стрелком.

Он по стрельбе самый меткий,

Блещет своим серебром.


Третий был светлой малины

И, как второй, в серебре,

И не забыты былины

О его славной судьбе.


Как у гусар, их погоны.

Крест золотой на челе —

Это в Четвертом эмблемы,

Близок полк Царской Семье.

Как видим, автор четко выделяет некоторые известные «отлички» полков. Белый кант у 1го Стрелкового, в знак того, что он сформирован из 1й гвардейской пехотной дивизии, а там этот «морской» кант символизировал участие полков дивизии в морских баталиях времен Петра Великого. Погоны с гусарским зигзагом и ополченческий крест на кокарде 4го полка. Правильно указывает металлический прибор всех полков, черные офицерские султаны при парадной форме. Так что возможно и упоминаемые оттенки малинового цвета не художественная выдумка для рифмы. Косвенно эту теорию подтверждает и информация В.В.Звегинцева, правда не о цвете погон и воротников, а линейных значков-флажков. В 1м полку – темно-малиновое поле, во 2м Царскосельском – красно-фиолетовое, в 3м – ярко-малиновое. 

Рубаха – скорее всего обр. 1911г., с воротом на левое плечо, прямыми обшлагами, без карманов. Отличием от официального образца являются мундирные гербовые пуговицы, вместо защитных из кости, металла или дерева. Так же мне видится прорезной нагрудный карман, но это может быть царапина фото, складка и т.п. На планке и обшлагах у гвардейских частей были нашивки полкового цвета. Как уже говорилось малиновый цвет и защитный очень похожи по оттенку, да и качество фото….  Трудно понять есть они там или нет, на груди вроде есть, но возможно, когда долго смотришь, уже начинает казаться))) Как мы помним, во время ПМВ существовало огромное разнообразие походных рубах и гимнастерок, отличавшихся от официально принятых образцов наличием-отсутствием  и разнообразным покроем карманов, нагрудных планок, пуговиц, нашивок и выпушек. Иногда даже складывается впечатление, что полностью официальные образцы встречались едва ли не реже. 

Хотя с 1914г. при походной форме были введены ремни т.н. кавалерийского типа, некрашеной кожи, с однозубой пряжкой-«рамкой», многие продолжали носить лосиные ремни с гербовой прягой. У Стрелков цвет ремня был черный, а не белый. 

История полка.

По официальному старшинству 3й стрелковый полк ведет свою историю от гвардейских гарнизонных частей, существующих с 1799г и многократно переформировываемых. В 1897г. развертывается Лейб-гвардии Резервный пехотный полк, а с 26 июля 1902 г. он становится Лейб-гвардии стрелковым полком.

16 мая 1910 г. он получает 3й номер (вместо расформированного в 1905 г. Лейб-гвардии 3-го Финского стрелкового батальона), а в декабре шефство Николая II.

По этому поводу полковник О. И. Пантюхов (из 1го стрелкового)писал в своих воспоминаниях: «… за сим Лейб-гвардии Резервный полк был переформирован в Лейб-гвардии 3-й Стрелковый Его Величества полк. Это было в 1910 г., если не ошибаюсь. Все наши офицеры были в большом недоумении относительно шефства: в одной бригаде два шефских полка! К тому же новым стрелкам дали очень красивое серебряное шитье на мундиры офицеров, а в старом Лейб-гвардии 2-м стрелковом было лишь простое галунное шитье!» Он не совсем точен, оба полка получили шитье одновременно в 1908г, хотя обида старшей части, уравненной таким образом с лишь недавно возникшей «молодой», понятна. 

Лейб-гвардии 3-й стрелковый полк до самой войны 1914 г. был в отдалении от всех остальных полков бригады, так как стоял в Санкт-Петербурге - частью на Вознесенском проспекте (1й батальон), а частью в Петропавловской крепости (2й батальон). Планировалось перевести его в Царское Село, но до начала войны так и не успели, и на фронт стрелки отправились из Петербурга. 

На 1914г. Лейб-Гвардии 3й Стрелковый полк входил в состав Гвардейской стрелковой бригады Гвардейского корпуса. В ходе войны произошли реорганизации. 28 ноября 1915г. Гвардейская стрелковая бригада стала дивизией (полки перешли с 2х батальонного состава на 3х батальонный), и входила теперь в состав 2го Гвардейского корпуса Гвардейского отряда.  С апреля 1916г. не очень удачное название «Гвардейский отряд» было заменено на Войска Гвардии

Первоначально гвардейские стрелки были назначены в состав 6й армии, остающейся в Петроградском военном округе, но обстановка на фронтах вынудила изменить планы. 2 августа 1914г. был устроен смотр полка перед походом, на Мариинской площади перед Государственным Советом (сейчас- Заксобрание СПб). Затем в пешем порядке стрелки убыли в Царское Село, и погрузившись в эшелоны 6 августа на станции Александровской, поехали в Варшаву. Впереди 3й полк гвардейских стрелков ждали 3 года страшной войны с австро-венграми и германцами…

Вот лишь пара боевых эпизодов. 

В одном из писем к Х.А. Ауэ последний  начдив барон Штакельберг писал: «Пропуская в первый раз на походе 3-й полк, я обратил внимание, что 2я рота, единственная в дивизии, имела свои два пулемета на двуколках. На мой вопрос командир полка пояснил мне следующее: в ночной атаке у Ложки, в феврале 1915 года, 2-я рота, под командой Ауэ, взяла эти два пулемета, к которым никелированными цепочками были прикованы германские унтер-офицеры. С разрешения командира полка, пулеметы были переделаны на нашу пулю, и Ауэ сформировал свой собственный взвод, который приказом по полку был объявлен неприкосновенной собственностью «Второй боевой». 

Те самые пулеметы. Справа - капитан Х.А. Ауэ.

Завет ротного командира Ауэ при сдаче им роты был — ни в каком случае не расставаться с этими пулеметами и доставить их на постоянные квартиры роты в Царское Село, и вот, я сам видел ваши два пулемета в Царском Селе, в помещении вашей старой роты, и они были сданы вместе со всем полковым имуществом в Интендантство при расформировании полка.»

«Ночами на 13е, на 14е и на 15е (июля 1916г) полк произвел фортификационную разработку своего плацдарма и вынес вперед параллели, строя глубокие «щели» вместо обычных окопов. С рассветом  15го июля началась наша артиллерийская подготовка; участок, назначенный полку для атаки, громили батареи Л. Гв. Стр. Арт. Бригады..., огонь тяжелой батареи …  и мортир. Ровно в 13 часов артиллерийский шквал оборвался и, выйдя наверх, полк устремился на штурм, сразу неся жестокие потери. Заговорили батареи противника. Редут у высоты 90 и первая линия укреплений были взяты первой волной атаки полка. 

Роты второй волны перешли захваченное, взяли следующую немецкую линию и, работая штыками, вышли в поле ржи. Ужас объял германцев.  Немцы сдавались или бежали против левого фланга полка; но против правого, усиленные подкреплениями и защищая кремальерный ход сообщения, ведший к д. Щурин, — затянули бой. Однако к вечеру, 7-я и 6-я роты под командой Звонникова, использовав поддержку команды разведчиков, завалив укрепления немецкими трупами, взяли трудный участок. Опередив других, 8-я и Его Величества роты вышли в Щурин, а 4-я — западные этой деревни и здесь роты вступили в бой со свежими резервами противника. 

К ночи наш и 4й полки приказано было отвести, заменив 1м и 2м полками. Полк прошел с боем около 3х верст, взял 12 пулемётов, 2 окопных пушки, 2 тяжелых орудия и только 1 генерала, 9 офицеров и 400 солдат пленными; другой генерал погиб на штыках 4-й роты; поле было усеяно заколотыми немцами. Но и мы потеряли до 35% стрелков, скошенных пулеметами; (Длинный список погибших офицеров) Собранные роты прошли мимо выстроенного на нашем плацдарме 2го полка, качаясь от усталости, но возбужденные невыразимым чувством победы. Ночлег — в лесу на месте для резервов. 17го июля полк снова двинут в бой (вновь длинный список убитых и раненых). 18-го бой продолжался, и за этот день полегли оставшееся, так отлично воспитанные за время стояния в резерве, люди. После немецкой атаки, последовавшей 19го июля, в полку уже не осталось никого из строевого состава, вышедшего в поле 15го июля. Сведенные в один батальон под командой Шелковникова, мы стояли в лесах около сожженных и срытых артиллерией деревень». Вполне возможно, что в этом бою участвовал и мой прадед.

В марте 1917г. шефства были отменены, и полк стал называться просто лейб-гвардии 3й стрелковый. Позже отпала приставка лейб, а в мае 1918г. полк был официально расформирован.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened