major_colville

Categories:

Исандлвана - спасти знамя.

И снова об Исандлване, но на сей раз много. Одним из краеугольных событий этого знаменитого сражения 1879г. является подвиг двух офицеров. Лейтенанты 24го пехотного полка Тейнмаут Мелвилл и Невилл Когхилл сумели вырваться из мясорубки боя, но были убиты зулусами на переправе, пытаясь спасти полковое знамя. Оба были награждены за это высшей наградой, но лишь спустя 30 лет, в 1907г. Современный историк Эдриан Гривс подробно разобрался с этими событиями, отвергая устоявшиеся штампы и мифы.

Лучшим же эпиграфом к его исследованию, на мой взгляд, послужит цитата из Г.К. Честертона: «Везде в своей книге я описывал события точно так, как они происходили в действительности, придерживаясь того устарелого взгляда, что слава Англии не нуждается в прикрасах». («Everywhere else in this book I have narrated things exactly as they occurred, holding as I do the old-fashioned opinion that the glory of England is old enough to take care of itself»).

Официальная версия

«Известный историк сэр Реджинальд Коупленд писал, что эти два офицера «сумели прорваться, спасая знамя, и после 6-мильной невероятной скачки по холмам и скалам, они оба достигли реки и прыгнули прямо в нее». В основе явно оригинальный рапорт подполковника Ричарда Глина, скопирована даже ошибка в фамилии – Melville вместо Melvill. Этот полный эмоций, но очаровательный доклад был написан Глином после запросов об Исандлване и без сомнения основывался на мучительных личных впечатлениях. Во время атаки зулусов на лагерь Глин был с Челмсфордом и знал о ситуации лишь по слухам, но с чувством глубокого сопереживания своим офицерам, погибшим в бою.

Слева - Тейнмаут Мелвилл, справа - Невилл Когхилл.
Слева - Тейнмаут Мелвилл, справа - Невилл Когхилл.

Официальная история 24го полка, также основанная на молве и рассказах, описывает подвиг следующим образом: «Роковым днем 22 января 1879г., когда стало очевидно, что все потеряно в лагере при Исандлване, лейтенант и адъютант 1го батальона Мелвилл получил особое задание от подполковника Пуллейна - попытаться спасти полковое знамя. «Вы, как старший среди субалтернов, - по рассказам, сказал он, - возьмите знамя и уходите отсюда». 

В сопровождении лейтенанта Когхилла из 1го батальона, ординарца полковника Глина, но остававшегося в лагере из-за серьезной травмы колена, Мелвилл уехал со знаменем, следуя в том же направлении, что и другие беглецы. Оба офицера достигли (реки) Буффало, хотя из-за плохой дороги зулусы не отставали и продолжали метать в них копья. Река была в разливе, и в любое другое время считалась бы непроходимой. Они бросились в воду, но если Когхилл достиг противоположного берега, то Мелвилл, обремененный знаменем, упал с лошади  и был принесен течением  к большой скале в середине потока, за которую  цеплялся лейтенант Хиггинсон из Туземного контингента (выжил). Мелвилл позвал его помочь со знаменем, что Хиггинсон и сделал, но поток был настолько сильным, что оба они были смыты. Когхилл, хотя был в относительной безопасности на другом берегу и на коне, бросился обратно в реку на помощь. К этому времени зулусы собрались на берегу реки и открыли огонь, особенно целясь  в  Мелвилла в красной патрульной куртке. Лошадь Когхилла была убита, а сам он полыл по течению. Несмотря на все усилия, направленные на спасение, пришлось бросить знамя, а самим с большим трудом добраться до противоположного берега, в самом истощенном состоянии. 

Брод беглецов.
Брод беглецов.
Брод беглецов. Современное фото.
Брод беглецов. Современное фото.

Только те, кто знает крутой характер берегов на Натальской стороне в этом месте, могут понять, насколько велики должны были быть страдания обоих при восхождении на него, особенно у Когхилла с его раненым коленом. Похоже, они держались вместе и были в двадцати ярдах от вершины, когда их настигли враги и они пали. 3 февраля поисковая партия обнаружила  тела Мелвилла и Когхилла, покрытые  ранами от ассегаев, и несколько мертвых зулусов вокруг. На следующий день, когда вода спала, знамя на древке было найдено ниже по течению. За доблесть при его спасении лейтенанты Мелвилл и Когхилл были посмертно награждены Крестами Виктории». 

Рассказ Хиггинсона.

Эта официальная история почти точно совпадает с отчетом капитана Пенна Саймонса, из 2го батальона 24го полка, который писал: «они были сильно измождены, частично из-за количества воды, которой они наглотались, частично от  борьбы с рекой. На мгновение они легли у кромки воды, а затем, преодолев 200 ярдов ровного берега, начали подниматься по склону, который был чрезвычайно крутым. Лейтенант  Когхилл хромал от старой травмы колена, по этой причине его и оставили в лагере в тот день. Они продвинулись немного, когда увидели, что зулусы отрезают их. Они карабкались, пока Когхилл не сказал: «Я всё, не могу идти дальше». Лейтенант  Мелвилл: «как и я». Лейтенант  Хиггинсон умолял их стрелять, поскольку у них все еще были револьверы, а сам, потерявший ружье в реке, пошел дальше, и на вершине склона встретил несколько басуто, которые стреляли по зулусам». 

Похоже, что доклад капитана Саймонса основывался главным образом на рассказе лейтенанта  Хиггинсона из Натальского туземного контингента. Хиггинсон заявил, что он покинул Когхилла и Мелвилла после того, как они трое благополучно добрались до берега Наталя. Вероятно, они считали, что уже в безопасности, поскольку Хиггинсон рассказал, что он, как самый сильный, оставил двух истощенных офицеров, чтобы найти лошадей. Он  действительно нашел нескольких лошадей, и есть  даже два варианта истории - как. По рассказу Хиггинсона, он нашел оседланных лошадей, привязанных у хижин, а потом поймал еще, но вернувшись, увидел тела Когхилла и Мелвилла в окружении зулусов. Так как им уже ничем было нельзя помочь, он ускакал в Хелпмакаар. 

Лейтенант Роу справа.
Лейтенант Роу справа.

Есть и другой рассказ. Два кавалериста, Баркер и Тарботон, переплыли реку, прикрываемые огнем конных басуто лейтенанта Чарльза Роу и затем поднялись на высокий берег Буффало, выйдя из зоны поражения зулусских стрелков. Но тут они увидели одинокую карабкающуюся фигуру. Все ускакали, а Баркер повернул назад. Это оказался лейтенант Хиггинсон. Лошадь не смогла бы вынести двоих на крутом скате, и солдат отдал ее измученному лейтенанту. Тот обещал подождать его на вершине холма, но ускакал, оставив Баркера на произвол судьбы. Вдруг он увидел группу туземцев, без сомнения тех самых, что убили Мелвилла и Когхилла. Баркер бросился бежать, пока через 3 мили туземцы не прекратили погоню. 

Тем временем, Хиггинсон догнал Роу, Хендерсона, Торботона и басуту, ожидающих Баркера на Хелпмакаарской дороге. Будучи уверен в смерти Баркера, лейтенант сказал, что нашел лошадь ниже по реке. Но Торботон тут же узнал лошадь своего товарища, и Хиггинсону пришлось поменять ее на пони басуту. После этого он продолжил свой путь дальше, а группа развернулась и поехала обратно к реке, вскоре они увидели бегущего Баркера. Уже спустя несколько дней все знали правду о «спасении» Хиггинсона, и его репутация оказалась непоправимо подорвана.

Басуто лейтенанта Роу в перестрелке.
Басуто лейтенанта Роу в перестрелке.

С другой стороны, несмотря на расхождения в объяснениях, откуда он взял лошадей, именно Хиггинсон дал подробное описание точного местоположения тел Когхилла и Мелвилла. 

Были ли Мелвилл и Когхилл вместе?

На протяжении многих лет авторы неизменно соглашались с тем, что первоначальные сообщения о том, что Когхилл и Мелвилл ехали вместе ради спасения полковой святыни, были правильными.

История даже обрастала деталями.  Например, Моррис  описал, как в разгар битвы Мелвилл вместе с полковником Пуллейном подъехал к его штабной палатке, в которой находилось Королевское знамя 1го б-на 24-го полка. (Полковое знамя было в Хелпмакааре, оба знамени 2го б-на были в палатке подполковника Глина, которая была быстро захвачена зулусами).  Пуллейн якобы вышел из своей палатки, передал знамя в чехле Мелвиллу и «приказал отвезти его в безопасное место». Затем Мелвилл  «положил древко поверх седла, отдал честь, повернул лошадь и влился в поток беглецов, покидавших лагерь». Трогательная сцена, к сожалению, не основанная на каких-либо свидетельствах. Моррис, однако, не пишет, что Когхилл был с Мелвиллом. 

Популярная пресса увековечила многие из этих историй, хотя еще 1 марта 1879 года «Иллюстрированные лондонские новости» сделали рациональный вывод о том, как Когхилл покинул поле битвы. Там написано, что мистер Янг, выживший офицер Натальского контингента, покинувший лагерь в начале битвы вместе со своими подчиненными, видел, как  Когхилл покинул Исандлвану в это же время, и предположено: «Похоже, что лейтенант Когхилл был отправлен за помощью, поскольку он был в тот день в качестве штабного офицера при полковнике Пуллейне». Письма Карлинга также немного проливают свет на это. Он упоминает, что видел обоих офицеров в разное время, и Мелвилл уезжал, когда правый «рог» зулусского войска уже ворвался в лагерь.

Лейтенант Когхилл, хотя и числился офицером 24го полка, был штабным офицером полковника Глина, командира колонны № 3. Однако он не сопровождал Глина из-за «старой травмы колена» и оставался в лагере Исандлвана в тот роковой день. Кстати про травму. Сам Когхилл писал, что повредил колено, преследуя «куриц» во время разведки 20 января. Зачем штабной офицер охотился на куриц, даже для ужина командира…  Другой случай, также показывающий нравы офицерского клуба тех времен. Лейтенант Дэли демонстрировал свои навыки метания трофейного ассегая и попал в колено Когхиллу. Возможно, накануне битвы обострилась эта старая рана? 

Во время битвы штабники помогали войскам. Например, выживший капитан Эссекс организовывал доставку дополнительных боеприпасов к боевым линиям, прежде чем зулусы ворвались в лагерь. Когхилл, скорее всего, не особо мог  что-то делать или помогать из-за травмированного колена. Реально нет никаких данных, устных или письменных, официальных или неофициальных, которые указывали бы, что Когхилл был с Мелвиллом, когда тот покинул поле битвы со знаменем.

Наоборот, есть свидетельства очевидцев, что обоих офицеров видели в разных местах  Дороги беглецов, но никогда вместе. Когхилл уехал намного раньше, чем Мелвилл получил знамя от Пуллейна по официальной версии. Более того, встреченному в 5 милях от лагеря Карлингу он сообщил, что Пуллейн уже убит. Лейтенант Смит-Дорриен бывший одно время с Мелвилом, и потом, уехавший вперед на разведку, видел Когхилла, минимум в полумиле впереди. 

Скорее всего,  Когхилл покинул лагерь на ранней стадии битвы на случайной чужой лошади, к тому же с травмой ноги. Если бы он ушел позже с Мелвиллом, маловероятно, что он мог бы поддерживать такой же темп, как здоровый Мелвилл  на своей собственной лошади. Лейтенант Карлинг увидел Когхилла на пути к Роркс Дрифту  и позже написал: «Я был с майором Смитом в это время, он сказал мне, что был ранен в руку. Мы увидели лейтенанта Когхилла, адъютанта, и спросили его, не сможем ли мы сплотить людей и держать оборону, он ответил, что не думает, что это возможно». 

Брод беглецов.
Брод беглецов.

В это время на Дороге беглецов был большой поток бегущих из лагеря туземцев и гражданских. Маловероятно, что Карлинг  предложил бы Когхиллу держать позицию после того, как зулусы полностью разгромили весь британский отряд. Многочисленные свидетельства указывают на то, что эта большая группа беглецов покинула поле битвы за некоторое время до того, как лагерь был окружен и захвачен. Майор Рассел в частном письме генерал-майору Эллисону писал, что «туземные аборигены сбежали за три четверти часа до общего отступления». 

Видно, что отъезд Когхилла из Исандлваны был хуже организован, чем отъезд Мелвилла. Ему  не удалось взять свою собственную лошадь, что указывает на хаос в районе штаба, также есть упоминания, что его новая лошадь была ранена ассегаями. 

Спустя месяц произошло любопытное событие. 24 февраля белый торговец Джон Калверли въехал в главный лагерь полковника Вуда в Камбуле, примерно в сорока милях к северу от Исандлваны. Местный вождь зулусов Хаму, двоюродный брат Кетчвайо, пытался договориться о сепаратном мире с Вудом и отправил одного из двух доверенных белых торговцев, чтобы договориться об условиях. Другим был Джеймс Рорк, сын купца, который дал свое имя знаменитому Роркс Дрифту. Калверли был немедленно задержан солдатами, которые увидели, что он  вооружен трофейной винтовкой Мартини-Генри из Исандлваны, и, что еще хуже, ехал на личной лошади Когхилла, которая была им хорошо известна. Вуд вмешался, прежде чем разъяренные солдаты успели расправиться с ним. Калверли отвез ответ и, впоследствии, служа у Вуда, был убит зулусами. 

В общем, Когхилл и Мелвилл достигли реки независимо друг от друга  и в разных местах. Когхилл успешно пересек реку выше по течению, чем Мелвилл. Лейтенант Хиггинсон впервые упоминает Когхилла, когда он приходит им на помощь после того, как он и Мелвилл были смыты с ныне знаменитой «гробовой скалы», но не раньше. Дональд Моррис, дотошный исследователь, также не упоминает о двух офицерах, которые были вместе, пока Мелвилл не оказался на реке с Хиггинсоном, и после того, как они некоторое время цеплялись за камень. Моррис продолжает: «Лейтенант Когхилл в синей патрульной куртке несколько минут назад благополучно достиг берега Наталя». Дальше описания совпадают – Когхилл заметил двух тонущих офицеров, которые были вынуждены бросить знамя, и бросился им на помощь. Его лошадь была убита или утонула, но три офицера смогли выбраться на берег. 

Никто не знает, таким образом, почему Когхилл покинул поле битвы. Он был амбициозным офицером, которого высоко ценили офицеры 24го полка и начальство, включая полковника Глина и лорда Челмсфорда. Когхилл, как штабной офицер, мог быть осведомлен о резерве, состоящем из двух рот  1\24го, находящемся на пути из Хелпмакаара в Роркс Дрифт. Он не мог знать, что эти резервы, узнав невероятные новости о поражении, вернутся в Хелпмакаар, не дойдя всего 3 мили до Роркс Дрифта, а позднее увидят над ним зарево. Возможно, Когхилл покинул лагерь в начале битвы, намереваясь вызвать помощь, которая, как он полагал, была уже у Роркс Дрифта, или даже ближе к Исандлване? В любом случае, сочетание его травмы, тяжелой пересеченной местности и верховой езды на незнакомой  лошади привели к замедлению его продвижения к месту трагического и рокового инцидента, который должен произойти. Когхилл приходил в себя после тяжелой переправы на Натальском берегу реки, когда заметил Мелвилла, плывущего со знаменем.

Как лейтенант Мелвилл получил знамя?

Нет никаких фактических доказательств, прямых или косвенных, что подполковник Пуллейн отправилМелвилла со знаменем. Точно так же нет ничего, чтобы обосновать классические слова, приписываемые Пуллейну в  фильмах и книгах: «Вы, как старший субалтерн, возьмете знамя и уйдете отсюда». Эта история  — одна из легенд Исандлваны и впервые появляется в одной натальской местной газете, подписанная «джентльменом, на свидетельство которого можно положиться». Личность и уровень осведомленности этого джентльмена уже никогда не удастся установить, но легенда пришлась по душе людям викторианской эпохи, а позднее перекочевала во все описания битвы. Даже в своей последней превосходной книге Рон Локк увековечивает это необоснованное происшествие: «В разгар битвы полковник Пуллейн вручил ему  Королевское знамя в чехле с приказом доставить его в безопасное место ». Отчеты выживших показывают, что Когхилл покинул Исандлвану до того, как Мелвилл взял на себя ответственность за знамя, и, что любопытно, Когхилл особо подчеркнул оставшемуся в живых  лейтенанту, что Пуллейн был уже убит, когда он уезжал. 

Фильм "Рассвет зулусов" 1979г. показывает классическую версию, и даже усиливает ее. Офицеры получают знамя от Пуллейна в полном порядке и с церемониями, едут вдвоем, переносят его через реку. Это потребовало объяснения почему знамя не попало в руки врага. По фильму зулусы захватили знамя, но меткий выстрел умирающего Верекера отправил его на дно реки.
Фильм "Рассвет зулусов" 1979г. показывает классическую версию, и даже усиливает ее. Офицеры получают знамя от Пуллейна в полном порядке и с церемониями, едут вдвоем, переносят его через реку. Это потребовало объяснения почему знамя не попало в руки врага. По фильму зулусы захватили знамя, но меткий выстрел умирающего Верекера отправил его на дно реки.

Вполне возможно, что Мелвилл, офицер с прекрасной репутацией, проявил инициативу, помогая неопытному Пуллейну, который до того рокового дня никогда не слышал выстрелов в реальном бою (или даже уже был убит). Существует множество доказательств того, что когда зулусы ворвались в лагерь, ужас и паника охватили солдат и организованное сопротивление продолжалось недолго. Взял ли Мелвилл предмет, который мог восстановить порядок, —  знамя, в смелой попытке сплотить солдат 24го полка? В конце концов, знамена для этого и были предназначены. А когда понял, что это уже невозможно, попытался сохранить полковую святыню? 

В любом случае, Мелвиллу удалось покинуть Исандлвану в относительно хорошем состоянии, у него было знамя, он ехал на собственной лошади, и у него все еще были револьвер и палаш. Мы знаем, что он потерял холодное оружие во время скачки к реке - переводчик Челмсфорда Брикхилл вспомнил, как Мелвилл спросил, не видел ли он его потерянный палаш. Если бы Мелвилл покинул битву  до того, как лагерь был захвачен, маловероятно, что он прибыл бы к реке так поздно, после остальных беглецов, и его бы видело гораздо больше выживших. 

Альфонс де Невиль допустил ряд ошибок в своей картине. Тела нашли не уланы 17го полка, ошибочно показано полковое, а не королевское знамя, к тому же его нашли позднее в реке.
Альфонс де Невиль допустил ряд ошибок в своей картине. Тела нашли не уланы 17го полка, ошибочно показано полковое, а не королевское знамя, к тому же его нашли позднее в реке.

Поставленный вопрос должен остаться без ответа. Не подлежит сомнению лишь то, что Мелвилл достиг реки со знаменем, потерял его в бурном потоке, а затем, будучи спасенным Когхиллом, отдал свою жизнь, пытаясь спасти товарища. Нет никаких сомнений в том, что Мелвилл мог бы уйти пешком вместе с Хиггинсоном, но решил вместо этого помочь Когхиллу. 

После битвы.

Первой информацией о судьбе Мелвилла и Когхилла был рапорт Хиггинсона. Основываясь на его показаниях, тела были найдены именно там, где было описано, и похоронены на месте гибели. Потом полковник Глин предположил, что знамя может быть где-то неподалеку и 3 февраля снарядил еще одну поисковую партию. 

5 февраля знамя было обнаружено лейтенантом Харфордом и капитаном Харбером. Сначала они нашли чехол, потом ниже по течению увидели древко, торчащее из воды. Капитан Харбер шагнул в реку и вытащил знамя. Когда он развернул полотнище, часть центральной золотой вышивки упала обратно в воду. На торжественной церемонии в Роркс Дрифте знамя было отдано полковнику Глину, тому же самому офицеру, кому  было впервые вручено в июне 1866г. 

Возвращение знамени.
Возвращение знамени.

Хиггинсон не получил никакого признания за попытки спасти обоих офицеров и знамя – он был всего лишь колониальный офицер, его рассказы ничем не подкреплялись, зато всем уже была известна неприличная история с украденной лошадью. 

Кто убил Когхилла и Мелвилла?

После нападения на Крааль Сихайо в начале войны часть выживших зулусов была схвачена  для допроса, неизменно грубого и жестокого процесса. Эти пленники были вскоре освобождены, и некоторые из них нашли убежище у родственников, живущих в районе Брода беглецов на Натальском берегу реки Буффало, тогда известной как брод Сотондозы. 

Эти туземцы, возмущенные действиями англичан, потерявшие сына своего вождя и многих друзей в результате того боя, были не расположены к британцам. Когда выжившие бежали из Исандлваны, пересекавшие реку были замечены ими - настало время мести…  В народном фольклоре зулу сохранилось, что Когхилл и Мелвилл были убиты теми,  прежде дружественными, местными жителями, а не воинами Кетчвайо. Хорошо известно, что зулусы неохотно пересекали быструю реку. Помимо страха ослушаться приказа Кетчвайо не вторгаться в Наталь, большинство зулусских воинов просто не умело плавать, и даже в наши дни они избегают глубокой воды.  

Рон Лок писал, что многие из беглецов, в том числе Мелвилл и Когхилл, были убиты пленниками, освобожденными англичанами накануне. Факт, который держался в секрете, но был хорошо известен уже тогда в окружении Челмсфорда. Один из штабников лорда Челмсфорда писал, что «некоторые из них (спасшихся) спустились к реке в шести милях отсюда и были убиты множеством негодяев, которых генерал взял в плен несколько дней назад». 

Итак,  три офицера - Когхилл, Мелвилл и Хиггинсон, все оказались в реке Буффало. Все они могли бы выжить, но комбинация обстоятельств оказалась роковой для двух из них. Хиггинсон побежал найти лошадей, а  Мелвилл остался с  Когхиллом, и они оба были убиты чуть ниже высокого гребня берегового склона. У  Когхилла все еще были палаш и револьвер, Мелвилл так же вытащил свой револьвер, но бесполезно. Барабан выпал еще в Исандлване и был впоследствии найден Финном, участником похоронной партии. Очевидно, что Когхилл, будучи на коне и благополучно доплывя до Натальского берега, мог легко спастись, если бы оставил Мелвилла на произвол судьбы в реке. Точно так же Мелвилл остался на берегу, хотя мог легко убежать,  но остался до конца с хромым Когхиллом.

Взгляд Челмсфорда и Уолсли на события.

Лорд Челмсфорд был явно недоволен обстоятельствами смерти Когхилла и Мелвилла. Он уже знал о случаях дезертирства с поля боя офицеров сил вторжения. Наиболее заметным был побег двух офицеров, лейтенантов Эвери и Холкрофта , из отряда майора Дартнелла,  посланных на разведку перед  Исандлваной, и  больше их никогда не видели. Обстоятельства отъезда лейтенанта Адендорфа из Исандлваны, где он должен быть в пикете, и его прибытия в Роркс Дрифт, также неясны. Существует вероятность, что он покинул и Роркс Дрифт  незадолго до нападения зулусов. Историк Майкл Гловер утверждает, что Чард не заметил отступничества Адендорфа и рапортовал, что «он остался, чтобы помочь в обороне». Тем не менее, доказательства бегства были неопровержимы, поэтому позже Адендорф был арестован в Питермарицбурге. 

Были и другие случаи.  Капитан Стивенсон дезертировал из Роркс Дрифта, бросив лейтенантов Чарда и Бромхеда один на один с зулусами. Как и майор Спалдинг не смог внятно объяснить свой отъезд, якобы за подкреплениями, за несколько часов до нападения. Неудивительно, что на фоне этих, и, возможно, других замолчанных случаев, обстоятельства гибели офицеров выглядели подозрительными и нелогичными.

14 мая 1879г. лорд Челмсфорд написал в Военное министерство, полемизируя с уже устоявшейся версией, что Когхилл помогал Мелвиллу спасать знамя: «Скорее всего, Мелвилл отдал свою жизнь, пытаясь спасти Когхилла, а не наоборот. Он (Когхилл) едва мог ходить, и любое усилие, такое как ходьба или езда, вероятно, делало его почти беспомощным. Поэтому он не мог помочь в спасении знамени 1го 24го, и, как уже говорилось, я боюсь, что он тормозил бедного Мелвилла. Что касается последнего (Мелвилла), я снова в затруднении, как ответить на ваш вопрос. Я уверен, что Мелвилл покинул лагерь со знаменем в соответствии с полученными приказами. Он был слишком хорошим солдатом, чтобы поступить иначе. Однако, получив приказ уехать, он, без сомнения, получил лучший шанс спасти свою жизнь, которая должна была быть потеряна, если бы он остался в лагере. Его поездка была не более дерзкой, чем у тех, кто просто бежал. Таким образом, остается вопрос: если бы ему удалось спасти знамя и свою собственную жизнь, можно ли считать, что он бы заслужил крест Виктории?»

Сэр Гарнет Уолсли высказался еще более решительно по этому вопросу:

«Мне жаль, что оба этих офицера не были убиты вместе со своими людьми в Исандлване, а не там, где были. Мне не нравится идея, что офицеры спасались верхом, когда их пеших подчиненных убивали. Героев сделали из таких людей, как Мелвилл и Когхилл, которые, пользуясь тем, что у них были лошади, сбежали с места событий, чтобы спасти свою жизнь. Чудовищно делать героев из тех, кто спас или пытался спасти свою жизнь с помощью бегства или из тех, кто, запертый в постройках Роркс Дрифта, не мог сбежать и сражался, как крысы, за свою жизнь, которую они не могли спасти иначе».

Почему Когхилл и Мелвилл были награждены Крестом Виктории?

Критерии посмертного награждения крестом Виктории до 1879 года сбивают с толку. Впервые вопрос был поднят еще во времена Мятежа 1857г., но Военное министерстов отклонило эти запросы. Военный секретарь генерал Харман  в 1888 году писал министру иностранных дел письмо с просьбой о кресте Виктории для покойного энсина. 

«Энсин Филлипс был бы награжден Крестом Виктории, если бы выжил, но он не был представлен до смерти, а существуют только прецеденты выдачи креста родственникам лиц, которым он был временно выдан и представлены к награде еще при жизни».

Такой подход  преобладал до конца XIX века, хотя однажды сэр Эвлин Вуд пытался наградить капитана Рональда Кэмпбелла  Крестом, как если бы он выжил. Однако на его представлении была поставлена пометка  «Ген W (предположительно, Уолсли) не желает, чтобы этот вопрос поднимался». 

Что касается Когхилла и Мелвилла, от их непосредственного начальства  не было никаких представлений. Эмоциональный рапорт полковника Глина восхвалял их подвиг, но не содержал конкретных рекомендаций. Герцог Кембриджский говорил Военному секретарю, что описания в рапорте  привели бы к рекомендации Королеве наградить их  Крестами Виктории, если бы они выжили. Точно такая же ситуация применима к рекомендации, сделанной правительством Индии в отношении Креста Виктории  лейтенанта  Уолтера Гамильтона за его действия в Фаттехабаде в Индии. Эта попытка изменить правила, как и в случае с Когхиллом и Мелвиллом, также провалилась. (Честно говоря, мне кажется, что здесь автор что-то путает. Гамильтон все-таки получил свой орден. Формально его наградили не за гибель в Резне Каваньяри в Кабуле, а за Фаттехабад, ну и оформили документы задним числом, когда он был еще жив). 

Не может быть никаких сомнений в том, что Мелвилл честно заслужил свою награду, по крайней мере, по двум пунктам. Во-первых, за то, что спасал знамя, и, во-вторых, остался помочь раненому Когхиллу. С Когхиллом немного сложнее. К сожалению, неудобный вопрос, касающийся полномочий для его ухода с поля боя, остается без ответа. Вероятно, он покинул Исандлвану по приказу в начале битвы, чтобы вызвать подкрепления, которые, как ожидалось, должны были быть на подходе, но официального подтверждения нет. Он также отказался от своего единственного шанса на спасение, прыгнув обратно в воду под сильным вражеским огнем, чтобы помочь Мелвиллу и Хиггинсону, которые барахтались в середине реки. 

Жена Мелвилла, Сара, была уведомлена премьер-министром 19 мая 1879 года о том, что королева Виктория назначила ей пенсию в размере 100 фунтов стерлингов в год «в знак признания героического поведения вашего покойного мужа при спасении знамени 24го полка на поле Исандланы (Sic)». Отец Мелвилла получил следующее письмо от генерал-майора Диллона из Военного ведомства от 21 апреля 1879 года.

«Сэр, фельдмаршал Главнокомандующий поручил мне сообщить вам, что Его королевское высочество с грустным интересом ознакомился с докладом, переданным ему лордом Челмсфордом от полковника Глина, рассказывающим, как Королевское знамя  1го батальона 24го  пехотного не смогло попасть в руки врага 22 января благодаря доблестному поступку вашего сына лейтенанта и адъютанта Мелвилла и лейтенанта Когхилла  из этого же Полка. Его Королевское высочество, сообщая вам об этом, желает, чтобы я заверил вас в его искреннем сочувствии по поводу гибели вашего сына, чья доблестная смерть в успешной попытке спасти знамя этого полка вызвала восхищение армии.  Его королевскому высочеству приятно сообщить вам, что, если бы ваш сын пережил свои благородные усилия, Её величеству было бы угодно присвоить ему Крест Виктории, и об этом будет сделано уведомление в «Лондонской газете».

Знамена 1го батальона 24го пехотного полка, 1880г.
Знамена 1го батальона 24го пехотного полка, 1880г.

В 1907 году правила присуждения посмертного креста Виктории были изменены. Возможно, постоянное давление на короля Эдуарда VII со стороны отца Когхилла, сэра Джоселина, и Сары Мелвилл, повлияло на эти перемены. 15 января 1907 года «Лондонская газета» опубликовала имена нескольких семей, которые должны были получить Крест Виктории посмертно, в том числе Мелвилл и Когхилл. Мелвилл  - за спасение знамени, Когхилл - за попытку спасти Мелвилла и знамя. К сожалению, сэр Джоселин Когхилл умер  незадолго до этого объявления и официального признания заслуг его сына».

Бад Брэдшоу "Скачка к Славе". Пожалуй, самая достоверная картина в свете описанных фактов. Знамя поперек седла, в чехле. Мелвилл скачет один, в упрощенном неофициальном мундире, чехол шлема выкрашен в настое чая или трав. (Когхилл был одет в синюю патрульную куртку и. предположительно, в бриджи для верховой езды)
Бад Брэдшоу "Скачка к Славе". Пожалуй, самая достоверная картина в свете описанных фактов. Знамя поперек седла, в чехле. Мелвилл скачет один, в упрощенном неофициальном мундире, чехол шлема выкрашен в настое чая или трав. (Когхилл был одет в синюю патрульную куртку и. предположительно, в бриджи для верховой езды)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened