major_colville

Categories:

Битва за Сарагархи, 1897г. - 2.

«Но мы окружены» - «Они могут  превосходить нас числом, но мы превосходим их храбростью. Да, мы окружены, но помните, что лишь львов и соколов держат в клетке, а не ворон и лисиц».

Когда афридии и оракзаи окончательно решили восстать против британского владычества, было решено напасть на форты и посты хребта Самана. 

Первые поводы для беспокойства появились 15 августа 1897г., когда по Локхарту сделали несколько выстрелов. Обстрелы продолжились и позже, одновременно появились слухи о взятии Хайберского прохода.

25 августа разведчики сообщили о появлении большого лашкара (войско, дружина) в Караппе, где сходятся три долины. Это было явно место сбора. 

27 августа оракзаи начали атаки почти на все посты и форты на хребте Самана. Гарнизон Саманы Сук на западе  из местных патанов-ополченцев  сбежал, спасая свои жизни. Полицейские посты на востоке – Лакка и Сайфулдарра – были захвачены и уничтожены. 

Майор Де Воэ, заместитель командира 36го полка и полторы сотни сипаев, теперь ожидали атаки на Гюлистан (Каваньяри). Подполковник Хаутон с 3 британскими офицерами и 134 сипаями поспешил им на помощь из Локхарта. Тем временем Де Воэ попытался выйти на разведку в сторону Саманы Сук, но обнаружил, что неприятель слишком многочисленен и вернулся. Приведший подкрепление Хаутон оценил обстановку так же, и укрылся в форте. Оракзаи теперь обстреливали форт с высот, с расстояния примерно в полмили. 

Хаутон послал двух офицеров на разведку. Лейтенанты Блэр и Манн, взяв 30 человек, заняли Пикетт-Хилл в 350 ярдах к западу, но вскоре Блэр был серьезно ранен в грудь и они вернулись. Пуля из Снайдера пробила легкое, «на дюйм выше – попала бы в главную артерию, двумя ниже – в сердце», писала «Таймс оф Индиа».

Тем временем пришла информация и о нападениях на восточной части хребта. Хаутон отослал обратно половину отряда, с которым пришел утром. 

Племена отступили около 6 вечера, и Хаутон все же сумел провести разведку Саманы Сук, после которой стало ясно, что и Чагру Котал захвачен. Вероятность ночной атаки заставила сикхов 36го бодрствовать на стенах всю ночь. Утром следующего дня Хаутон вернулся в Локхарт,  оставив раненного Блэра в Гюлистане. По пути он узнал, что посты в Гогре и Тсалае также уничтожены, а их гарнизоны из местных разбежались. 

Затем на несколько дней ситуация успокоилась, хотя большие отряды оракзаев двигались в разных направлениях по долинам вокруг Саманы, и периодически постреливали по британским позициям. В это напряженное время жена майора Де Воэ родила девочку, которую назвали Виолета Самана, в честь красивых, но опасных гор вокруг.

Затишье кончилось 3 сентября, когда был убит водонос, и большие толпы (около 5000) оракзаев вновь стали подходить к Гюлистану с запада. Хаутон снова вышел на подмогу с 50 людьми, оставив еще 15 в Сарагархи. Его отряд по пути обстреливали. А когда он подошел к Гюлистану, то увидел, что большие отряды горцев обтекают форт с запада и юга, а их знамена развеваются в 200-400 ярдах от него. 

Вскоре огонь заполыхал с двух сторон всего в нескольких метрах от стен крепости - несколько оракзаев подобрались и подожгли засеку. Дым ограничивал видимость. Два сипая - Харнам Сингх и Сандар Сингх вызвались потушить деревья, и, под сильным огнем почти в упор, осуществили это смелое намерение. Это был один из первых, но не последних, примеров героизма в те дни.

Ночью, наоборот, потребовалась подсветка на случай внезапного штурма, и два молодых солдата Вариам и Гулаб, оба, разумеется, Сингхи, выбежали из форта, чтобы поджечь поленницу дров, заготовленную заранее примерно в ста ярдах от горнверка. 

Обстрел шел всю ночь, под аккомпанемент воплей и том-томов,  наутро оракзаи отступили дальше дальности эффективного ружейного огня, поняв, что войска в фортах готовы к нападениям и хорошо обороняются. Хаутон снова ушел в Локхарт, оракзаи вернулись, сменив тактику на ночные обстрелы и отходы утром, также было послано за помощью к афридиям.

8 сентября часовые Локхарта с облегчением вздохнули и известили командиров, что идет большая колонна под британским флагом.

Это был отряд генерала Йейтман-Биггса в составе Королевского ирландского, 2го и 3го гуркхских и 2го Пенджабского пехотного полков - около 2000 человек. Они доставили запасы на месяц для укреплений Саманы, а саперы 9 сентября помогли улучшить укрепления Гюлистана. 

Однако в тот же день офицеры на Самане Сук обнаружили крупные силы оракзаев и афганцев, накапливающиеся в долине. Их число стало достигать по оценкам англичан 10 тысяч. 

10 сентября новая разведка показала, что силы племен еще больше увеличились (некоторые «оптимисты» говорили о 12-25 тысячах) - было насчитано 29 флагов. 11 сентября лашкары двинулись по долине Ханки на восток, к Хангу. 

Опасаясь, что ему отрежут дорогу в Хангу, или нападут на сам слабо укреплённый лагерь, генерал пошел назад. К тому же воды на Саманском хребте едва хватало на местные гарнизоны. 

При отходе англичане, вернее их арьергард,  действительно столкнулись с местными и потеряли британского офицера и 14 индийцев ранеными.

С другой стороны, возможно, это был обманный маневр, поскольку как только войска ушли, основные силы племен повернули обратно к Самане. Отход большого отряда воодушевил патанов на дальнейшие активные действия.

Ночью с 11 на 12 сентября начался обстрел Сангара, но атака была отбита. И хотя пост был окружен в течение следующих суток, его положение давало хорошие шансы для обороны. Утром из Гюлистана за дровами вышли и не вернулись два повара. Их тела нашли спустя несколько дней, связанными и сожженными. Все офицеры и сипаи были в напряжении…

Утром 12 сентября большие отряды афридиев и оракзаев были замечены в Гогре на востоке, в Самана Сук на западе и у Сарагархи между главными фортами. Общая численность оценивалась в 12-20 тысяч. Хаутон таким образом не мог выйти на подмогу как раньше – угроза была отовсюду и для всех, в том числе и для его форта Локхарт, силы неприятеля слишком велики.

Вскоре стало ясно, что Гюлистан и Сарагархи окружены, дорога из Локхарта также перерезана, инициатива полностью у горцев…

Слева вверху - вид в сторону Сарагархи с Гюлистана. Вверху справа - вид в сторону Локхарта с Сарагархи. Внизу слева - вид на земли оракзаев с Сарагархи. Внизу справа - развалины Сарагархи спустя несколько дней после боя.
Слева вверху - вид в сторону Сарагархи с Гюлистана. Вверху справа - вид в сторону Локхарта с Сарагархи. Внизу слева - вид на земли оракзаев с Сарагархи. Внизу справа - развалины Сарагархи спустя несколько дней после боя.

Предыдущие дни пост в Сарагархи выполнял свою основную задачу - передавал сообщения между фортами, по очереди атакуемыми неприятелем, сейчас главной целью стал он сам. 

С юга был крутой обрыв в долину Куррам, с трех других сторон подходы были более пологие, изрезанные оврагами и покрытые огромными валунами. Идеально для подхода врага практически к самым стенам. Попытки расчистить сектора обстрела предпринимались, но никогда всерьез не предполагалось, что Сарагархи должна выдержать серьезный штурм. С ее маленьким гарнизоном надежда была лишь на своевременное снятие поста или прибытие подкреплений.

Но сейчас пост был отрезан, и ни Хаутон, ни Де Воэ, сами окруженные, не могли ему никак помочь. 20 сикхов во главе с хавильдаром Ишаром Сингхом (его биография будет приведена позже) оказались предоставлены своей судьбе.

Сразу надо сказать, что этот бой быстро оброс легендами и мифами. Объективно, реальные источники информации – это наблюдения с соседних фортов (но издалека, к тому же под конец дым затруднял видимость), сообщения гелиографа, и сами остатки форта, возвращенные британцами спустя несколько дней. Кто кому и что сказал, и подумал, это уже, увы, домыслы, хотя их так любят приводить в книгах, а уж про кино я вообще молчу.

Понятно, что Ишар Сингх должен был поднимать боевой дух своих подчиненных. Вполне возможно, что он напомнил им высказывание Гуру Гобинд Сингха, что каждый сикх равен 125 000 врагов, и 10 000 патанов это лишь малая часть этого числа. Или о славе магараджи Ранджит Сингха, или сказания о Хари Сингх Налве, бившемся здесь с афганцами не так давно. Наверняка звучали традиционные лозунги и гимны сикхизма, показанные в фильме, народные пословицы и поговорки. 

Фактом является и то, что сикхи не пытались сбежать или сдаться. Ишар Сингх и его бойцы с рождения готовились именно к этому - умереть с честью в битве, а в тактическом смысле могли надеяться на подкрепления от Хаутона.

Горцам по этой же причине надо было торопиться и вскоре долину огласило эхо от залпов Мартини-Генри и джезайлей.

Считается, что защитники отбили одну или даже несколько общих атак. Вопреки показанному в фильме вряд ли это были живые волны. Так не всегда поступали даже зулусы. Афганцы и подавно примерялись к местности, перебегали, вели огонь из укрытий, искали мертвые зоны и тп. Одним из приемов Границы было прикрываться чарпаями (чарпая - кровать из деревянного каркаса и бечевочного переплёта лежанки), засыпанными соломой, землей и камнями при штурме, от выстрелов сверху. Также поджигали кустарник и вязанки хвороста для создания дымовой завесы. На стороне сикхов был фактор укрепления, хорошая огневая подготовка и дисциплина, но - лишь по 400 патронов на человека. 

Еще одной особенностью этого боя было то, что связист Гурмукх Сингх гелиографом передавал сообщения почти до самого конца, и это является одним из немногих источников информации о том бое. Сразу же после начала атаки Сарагархи "отзеркалила" сообщение, что они подверглись нападению. Хаутону, скрепя сердце, пришлось ответить, что подкреплений не будет. Ишар Сингх ответил одним словом – «Понял». 

Захватить форт с наскока не удалось, и бой перерос в перестрелку. Известно, что первым погиб сипай Бхагван Сингх, а наик Лал Сингх был тяжело ранен. 

Около полудня Ишар Сингх отправил сообщение: "Я потерял половину людей, но оставшиеся имеют по два ружья и еще больше боеприпасов". Это побудило Хаутона  совершить вылазку, чтобы хоть как-то помочь окруженному посту. 

Солдаты Королевского Ирландского полка во время Тирахской экспедиции, 1897г.
Солдаты Королевского Ирландского полка во время Тирахской экспедиции, 1897г.

Лейтенант Манн и небольшая группа солдат из Королевского Ирландского полка  должны были отвлечь нападавших, обстреляв окружавших Сарагархи патанов с дальней дистанции из своих дальнобойных Ли-Метфордов, чтобы отвлечь их. Это было исполнено, но без толку. Афридиев и оракзаев были тысячи, и их главной целью в этот день был пост связи.

Они продолжали обстреливать Сарагархи, не бросаясь в прямую атаку. Ответный огонь потихоньку слабел - у израненных защитников заканчивались силы и патроны, их число таяло. Около 3 часов пополудни было отправлено сообщение, что боеприпасы на исходе. Пара патанов сумела пробраться в мертвую зону на северо-западном угле форта и стала ломать стену  - ножи, лом, рычаги против быстро приходящего в негодность из-за погодных условий высокогорья раствора – еще один старый добрый прием на Границе. Вскоре брешь расширилась. С Гюлистана видели это и пытались предупредить, но дым от пожарищ застилал видимость и препятствовал работе гелиографов, а возможно Гурмукх, работающий на передаче за троих, да еще в стрессовой ситуации, просто не увидел. 

По одной из версий, защитники так и не заметили брешь, были отвлечены другими штурмующими или прижаты огнем. По другой - заметив дыру, куда уже пролезали патаны, сикхи сбежали с парапета и выбили их штыками. Следующая волна стала закидывать ее горящими вязанками хвороста. Пришлось отступить вглубь укрепления. 

Так же было обращено внимание на еще одно потенциально слабое место обороны - деревянные ворота. Хотя и обитые железом, их можно было попытаться выломать или поджечь. Если верить официальной истории, с третьей попытки и больших потерь нападавшим это удалось. Трудно понять, где правда, а где приукрашивания, и в каком порядке происходили события. Ясно только одно – силы защитников таяли, их было слишком мало, они не могли быть везде, замечать и реагировать на все угрозы, уставали и получали ранения, боеприпасы заканчивались.   

Вид на местность между Гюлистаном и Сарагархи, по которой приходилось идти Хаутону и его отряду.
Вид на местность между Гюлистаном и Сарагархи, по которой приходилось идти Хаутону и его отряду.

Хаутон и Манн тем временем попытались опять устроить вылазку, а если повезет, то и прорвать окружение, и вновь все закончилось ничем. В 3 часа они с примерно сотней сикхов предприняли последнюю попытку прийти на помощь, но отойдя от форта примерно на километр, поняли, что уже слишком поздно.

Угол стены рухнул. Ворота, наполовину сожжённые и пробитые пулями, упали, никакой защиты от штурма не оставалось. Спасательная партия видела, как горцы роятся на стенах и затекают в ворота, все кончено... 

Гурмух Сингх отстучал свое последнее послание:"Позиции прорваны, но мы не сдаемся. Разрешите спуститься вниз и присоединиться к битве". (Чаще всего приводится именно этот вариант, но в полковой истории цитата выглядит по-другому – «Они сейчас внутри. Взять ли мне винтовку  или продолжать передачу?») Получив разрешение, связист аккуратно разобрал и упаковал гелиограф (его позже найдут целым, хотя и в обгоревшем чехле, в углу стены), а затем спустился к последним товарищам. 

Что произошло дальше понятно - в жестоком рукопашном бою все защитники погибли. 

Последний сипай, предположительно, гелиографист, заперся в караулке и, как говорили, убил 20 патанов. С ним ничего нельзя было поделать, и штурмующие, в конце концов, просто подожгли блокгауз... 

Пост оборонялся около 7 часов, с 9 утра до 3.40 дня, потом племена подожгли его и отошли в долину. 

Английские туристы на развалинах Сарагархи спустя несколько лет, начало ХХ века.
Английские туристы на развалинах Сарагархи спустя несколько лет, начало ХХ века.

Приведем отрывки из писем самого Хаутона: «Вчера был ужасный день, потому что я видел, как двадцать один наш доблестный боец был убит в Сарагархи, и не смог ничего сделать, чтобы предотвратить это. 11-го числа было замечено, что большое количество неприятеля выдвигается в направлении Хангу; генерал, опасаясь за безопасность небольшого лагеря, вечером выступил с войсками, чтобы спасти Хангу. Они шли по дороге Сайфулдарры, или, точнее, по холмам вдоль нее. Дело длилось с 10 часов вечера до 4.30 следующего утра; мы могли видеть, как идет бой, но ничего не могли поделать. Я слышал, у нас было только 2 или 3 убитых, а у врага - 15 или 16. 

Ситуация на 9 часов утра 12-го была следующей: неприятель был в большой силе на следующем холме за Сангаром (где раньше был полицейский пост под названием Гогра). Другая толпа, насчитывающая многие тысячи, появилась на холмах в Сарагархи (то есть между ним и Гулистаном), и между нами и Сарагархи, под гребнями холмов, было намного больше. Они копошились на холмах возле Сарагархи, которую они окружили на небольшом расстоянии, и продолжали стрелять. В двенадцать часов пост Сарагархи сигнализировал, что у них был убит один сипай и  ранен один наик, а три винтовки выведены из строя вражескими пулями. Мистер Манн взял 12 человек из Королевских ирландцев (которые были оставлены здесь по болезни и связными) и пытался стрелять дальними залпами по неприятелям, которые были видны отсюда, хотя и были укрыты скалами. Мы видели, как противник совершил как минимум два штурма на пост, но был отбит. 

В три часа я решил во что бы то ни стало попытаться отвлечь врага; поэтому как можно скорее мы с мистером Манном и 98 стрелками вышли, оставив 73 человека для защиты форта Локхарт. Нам пришлось идти очень осторожно, поскольку наши шпионы сообщали о больших силах афридиев под холмами, справа от дороги между нами и Сарагархи. Мы прошли всего три четверти мили, когда увидели что Сарагархи захвачена. 

Конечно, трудно сказать, что точно произошло, но из наших собственных наблюдений и чужих рапортов кажется, что врагу удалось сломать дверь поста (деревянную - страшная ошибка), и тогда наши бедняги сбежали с парапета, чтобы защитить дверной проем ... Я не уверен, является ли вышеупомянутое совершенно правильным - то есть, была ли дверь взломана или нет; но майор Де Воэ, окруженный в Гулистане, видел, как патаны в Сарагархи проделали дыру в мертвой зоне в стене. Они вошли туда, и наши люди побежали вниз, чтобы защитить дыру, и враги тут же перелезли через стены. Конец был недолгим, хотя говорят, что один бедняга защищался в караульном помещении и застрелил двадцать врагов внутри поста. Скоты затем подожгли это место».

После падения Сарагархи враги переключили свое внимание на форт Каваньяри (Гюлистан), который был отрезан от форта Локхарт, и стал теперь еще более уязвимым. Глядя на огонь и клубы дыма, поднимающиеся над развалинами сигнального поста, защитники Гюлистана понимали, что сейчас настает их черед испытать судьбу Каваньяри, в честь кого был назван их форт. В то же время их сердца наполняла гордость и жажда мести за павших в Сарагархи товарищей…

© 2017-19 major_colville
Использование любых текстовых материалов данного блога допускается при условии обязательного размещения гиперссылки http://major-colville.livejournal.com


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened