major_colville

Category:

Битва за Сарагархи, 1897г. - 4.

История о сикхах, погибших на далекой окраине Империи, благодаря телеграфу разошлась по всем газетам уже в ближайшие дни.

В Парламенте, который почтил их память минутой молчания, было сказано: «Британцы, как и индусы, гордятся 36м Сикхским полком. Без преувеличения можно сказать, что армия, обладающая такими доблестными сикхами, не может потерпеть поражение в войне».

Остатки Сарагархи в наши дни.
Остатки Сарагархи в наши дни.

Майор Де Воэ писал - «Двадцать один из моих людей сражались как демоны. Один храбрец держался в караулке и убил двадцать врагов. Его не смогли победить и, в конце концов, он был сожжен на своем посту. Эти люди погибли смертью героев, и хотя летописи туземной армии Индии полны храбрых дел, эти люди отдали свои жизни в знак преданности своему долгу». 

Приводить различные цитаты и отзывы можно до бесконечности. Все восхищались стойкостью и верностью долгу, сравнивали их  с 300 спартанцами, героями Вальтера Скотта и т.д. и т.п. 

Защитники Сарагархи посмертно были награждены индийским Орденом заслуг 3й степени. На тот момент это был первый случай массового посмертного награждения. Вдова должна была получить 14 рупий (больше чем стоимость серебра в ордене) и право на пенсию, старший сын - право автоматически быть взятым в полк (есть также сведения, что наследники должны были получить 500 рупий единовременно и 2 акра земли). Помимо 21 героя Сарагархи, были награждены еще 35 сикхов 36го полка, но лишь 30 орденов выдано, остальные умерли от ран. В описаниях битвы этот орден часто приравнивают к Кресту Виктории (который индусы смогут получать лишь с 1911г), и пишут, что на тот момент это была высшая награда, которой мог быть награжден индийский солдат. 

Слева – индийский Орден заслуг 3й степени. По центру внизу - Королевский красный крест. Такой получила Тереза МакГрат. По центру сверху – награды Чарльза Де Воэ: «Делийский дурбар 1903г», «Суданская медаль Королевы», «Индийская медаль» с 3 пристежками за Тирахскую экспедицию, оборону Саманы и Пенджабскую границу , «Суданская медаль Хедива». Справа – реверс Индийской медали.
Слева – индийский Орден заслуг 3й степени. По центру внизу - Королевский красный крест. Такой получила Тереза МакГрат. По центру сверху – награды Чарльза Де Воэ: «Делийский дурбар 1903г», «Суданская медаль Королевы», «Индийская медаль» с 3 пристежками за Тирахскую экспедицию, оборону Саманы и Пенджабскую границу , «Суданская медаль Хедива». Справа – реверс Индийской медали.

Тут есть нюанс. На самом деле, прямую аналогию проводить нельзя, так как индийский Орден заслуг делился на три степени (до 1911г), и 2й и 1й класс нужно было получать последовательно (хотя иногда давали сразу высшие степени). Но с учетом статистики, действительно, этот орден, хотя и 3й степени, был в большинстве случаев своеобразным аналогом Креста Виктории в том смысле, что выше за храбрость в бою реально получить было почти невозможно. 

Действительно, до 1914г. было выдано около 2750 орденов 3й степени, из них более 1000 за Великий мятеж 1857г., всего 130 - 2й степени (из них 89 за Мятеж и, возможно, еще какая-то часть после 1911г., когда 3ю степень отменили), и 42 1й степени (39 опять-таки за 1857 год). Пропорция сохранится и в Первую мировую – 953 и 20.

Было построено 3 памятных мемориала – каирн на месте Сарагархи, и гурдвары в Амритсаре (1902) и Фирозпуре (1904). 

Гурдвара в Фирозпуре.
Гурдвара в Фирозпуре.

Гурдвара— сикхское богослужебное архитектурное сооружение, центр религиозной и социальной жизни сикхской общины.

Гурдвара в Амритсаре и монумент рядом с бывшим фортом Локхарт.
Гурдвара в Амритсаре и монумент рядом с бывшим фортом Локхарт.

Был поставлен монумент рядом с Локхартом. 12 сентября установлен как День Сарагархи и празднуется сикхами до сих пор. Многочисленные стихи, книги, фильмы …

Каирн (тур, гурий, пирамида из камней) в честь защитников Сарагархи в начале и конце ХХ века.
Каирн (тур, гурий, пирамида из камней) в честь защитников Сарагархи в начале и конце ХХ века.

Помимо восхищения героизмом, были и попытки осмыслить трагедию. Так, многие задумались о деревянных дверях и мертвых зонах в углу. Причем показания свидетелей расходились – кто-то говорил, что ворота были полностью деревянными, а кто-то - обитыми железом. Но в любом случае, поднялась волна критики против строителей, допустивших преступную небрежность или некомпетентность, приведшую к гибели храбрых защитников. Похожая проблема была замечена при проверке и в других местах, например, в башне защищающей ж\д станцию в Чамане. Ошибки были исправлены. Найти хорошее место для оборонительных позиций на Северо-Западной Границе действительно непросто, чтобы был и обзор, и связь, и хорошие сектора, и подобраться к стенам незаметно нельзя, и источники воды рядом, и т.п. и т.д. Но ошибки при строительстве собственно укрепления непростительны. Посадить бы тех, кто сделал деревянные двери, самим оборонять их, возмущался один офицер. 

Хаутон незадолго до своей гибели успел написать письмо генералу Гофу, где писал, что будь у них горная артиллерия на Самане, они бы не только отбились сами, но и разгромили горцев, к тому же оракзаев он ставил невысоко, считая, что их накрутили пришлые муллы и афридии. 

Защитники Гюлистана в парадной форме.
Защитники Гюлистана в парадной форме.

Перейдем к биографиям участников. 

Гарнизон Сарагархи состоял из хавильдара, двух наиков и 18 сипаев 36го полка и 1 некомбатанта - лагерного слуги-водоноса. Все сикхи носили фамилию Сингх – «Лев». («Трудновато было с фамилиями в Индийской армии; все они были или Ханами, или Сингхами, или Рамами» - как писал Ф. Инголл в своих воспоминаниях).

Хавильдар (сержант) Ишар Сингх, №165. Родился в 1858г. в деревеньке Джхорар под Джаграоном, Пенджаб. Записался в Пенджабские приграничные силы в 1876г. и был переведен в 36й полк при его формировании, в 1887г. В 1893г. он женился на Дживани Каур, а уже через год ушел с полком на Границу. Про него самого также почти ничего не известно, но сама история осады Сарагархи показывает, что он оказался храбрым, хорошо подготовленным солдатом и лидером. 

"Буйный характер Ишара Сингха и его независимая натура приносили немало проблем с вышестоящим начальством, что делало его нетерпимым в лагере, но великолепным на поле боя".

Реальных изображений Ишара Сингха нет. Так его представляют современные актеры, художники, скульпторы.
Реальных изображений Ишара Сингха нет. Так его представляют современные актеры, художники, скульпторы.

Тот же самый метод, то есть додумывание, исходя из немногих известных фактов, часто применяется многими авторами и к остальным сикхам. 

Наик (капрал) Лал Сингх, №332. Родился в 1857г. в Дхуне рядом с Тарн Тараном, Пенджаб. Документов не сохранилось, но скорее всего он был в первоначальном составе, переведенном для формирования полка из других частей, судя по его возрасту и званию, на фоне молодых рекрутов набранных после 1887г. Был женат на Биби Прем Каур, умершей в 57 лет. 

Лэнс-наик (младший капрал) Чанда Сингх, №546. Родился в 1869г. в Сандху, Патиала, Пенджаб. "Он, должно быть, был прекрасным солдатом, раз получил повышение в столь раннем возрасте" (28 лет).

Про большинство других сипаев известно еще меньше — имена, полковые номера, возраст, часто место рождения. Другая информация встречается реже. Например, №359 Хира Сингх был женат на Биби Индер Каур и имел 3-месячную дочь. Был женат еще один из сипаев, остальные нет или неизвестно. 

Судя по возрасту, многие записались в полк в 1887г. в 17-19 лет. Ишар Сингху было 39 лет, наику Лал Сингху – 40.По одному– 37 ,35, 32, 30 лет. Двоим было 29 лет. Пятерым 28 лет, троим 27. Одному 25, троим 24. Самым младшим был связист Гурмукх Сингх, №1733 – 23 года. 

Лагерному водоносу, который подносил боеприпасы, воду, ухаживал за ранеными, и, возможно, участвовал в битве на последнем этапе, было 40 лет. Это был мусульманин Худа Дад из Наушеры (сейчас Пакистан).


Подполковник Джон Хаутон (1852-1898).
Подполковник Джон Хаутон (1852-1898).

Будущий командир 36го Сикхского полка Джон Хаутон родился 22 августа 1852г. в Чхота-Нагпуре, в семье генерал-лейтенанта, родом из Дублина, участника 1й англо-афганской войны, героя обороны Чарикара. Ему, не совсем обычно в те времена, было дано лишь одно имя - Джон, но с детства и он сам себя, и близкие друзья привыкли называть Джеком – это имя прилипло к нему до самой смерти. До 13 лет мальчик воспитывался в Индии, потом был отправлен в Англию, где сначала учился в Аппингеме, а в 17 лет поступил в Сандхерст. Закончив военное училище, он выпустился в 1871г. в 1й б-н 24го пехотного полка,  став одним из последних энсинов, как с юмором потом вспоминал. Их произвели 28 октября, а 1 ноября звание энсин было отменено. 

Далее почти непрерывная служба в Индии. 72й горский, потом 10й Бенгальский туземный пехотный, 39й Бенгальский, формирование и служба в 35м Сикхском полку. Граница, Бирма, снова Граница… Впервые в Англию он вернется лишь спустя 16 лет, в 1888г. Так как он знал русский язык, его ненадолго отправят в Санкт-Петербург, а по возвращении он займет должность в разведке Военного ведомства. 

Но уже в начале 1892г. вернется в Индию в войска. В июне 1894г. он назначен командиром 36го Сикхского полка, менее чем после 23 лет службы – весьма быстрая карьера для Бенгальской армии. Впрочем, многочисленные отзывы начальства и друзей объясняют это. Хаутон всей душой отдавался службе, был прекрасным офицером, с большим опытом, привык быть всегда впереди (в отличие от некоторых офицеров на Границе), что подтвердят и последующие события на Самане и в Тирахе. 

Высокий - 6 футов 6 дюймов (198 см), а выправка, казалось, делала его еще выше; говоривший на пенджабском диалекте, деливший со своими солдатами кров и еду, он был авторитетным и харизматичным лидером. Интересно, что среди прочих комплиментов его сравнивали со Скобелевым: «Его командирский рост, крутость, храбрость, его впечатляющая жизнь, которую он вел (как Скобелев)…» 

«Как Джек (Джон Хаутон) учился сражаться с пограничными племенами, не поддается описанию ... (Он) всегда читал полезные отчеты о кампаниях, подозреваю, что его отец делился с ним опытом, и даже думаю, что у некоторых людей просто есть какой-то инстинкт, как у простых животных, за пределами обычного или, скорее, необычного человеческого знания, который делает их незаменимыми в определенных обстоятельствах, где другой человек таких же умственных способностей потерпит полный провал, или будет хуже бесполезного, и я думаю, что у Джека был этот инстинкт; и, кроме того, Джек прекрасно изучил и знал характеры всех туземцев, с которыми вступал в контакт, а когда вы действительно знаете туземцев, во всяком случае, несколько каст и «джатов», вы можете в значительной степени знать, что они будут делать при определенных обстоятельствах на службе или еще где».

В ноябре 1895г. он получил звание подполковника, а вскоре выступил со своим полком на Границу. Жена сначала сопровождала его, но потом уехала в Англию, буквально за пару месяцев до начала восстания, что спасло ее от ужасов осады и боев. 2 сентября 1897г. в канун боев на Самане она родила в Оксфорде дочь, Хелену Катерину. 

Действия Хаутона на хребте Самана мы описывали в прошлых частях. Потом, как известно, полк во главе с ним участвовал в Тирахской экспедиции 1897г.

Подполковник погиб 29 января 1898г. в Шинкамаре, Каджаури. В этот день сикхи 36го получили приказ отойти, но Хаутон решил помочь соседям, ведущим тяжелый бой с превосходящим противником. С лейтенантом Тьюрингом и 4-5 сикхами он перешел холмы слева и присоединился к двум ротам Йоркширского легкопехотного полка. "Он взял Ли-Метфорд у изможденного йоркширца и  стал бить с колена  по афридиям. К этому времени Тьюринг погиб, немногие сикхи, бывшие с Хаутоном, также были убиты или ранены. Он продолжал прикрывать отход раненых. Его шляпа была сбита пулей, но он только сказал "Это было на волосок", и, повернувшись к майору Бартеру, сказал ему не высовываться. Джэк (Хаутон) был абсолютно бесстрашен под огнем, и почти никогда не унижался, ища укрытия. Под конец у него, похоже, оставалось совсем немного людей, как рассказывал один из уцелевших йоркширцев. Видя, что шансов успешно отступить практически не осталось, он сказал: "Сейчас, мои парни, дадим еще несколько выстрелов и затем атакуем врага, чтобы умереть как мужчины". После чего выстрелил еще раз пять и упал с пулей в голове".

«Поведение войск было просто великолепно. Никто не думал о себе. Они были в ловушке, обстреливаемые спереди и слева. Каждого раненого подбирали, и очень медленно войска пятились назад. Хаутон, со своим адъютантом Тьюрингом, двумя сикхами и двумя людьми из Собственного Короля Йоркширского полка легкой пехоты занял господствующую высоту слева и прикрывал отступление, оба офицера подобрали винтовки и боеприпасы. Из них выжил лишь один йоркширец. Боеприпасы кончались. Тьюринг и два сикха погибли. Хаутон сказал йоркам примкнуть штыки: «Будем стрелять, пока не кончатся патроны, а потом покажем, как умирают британские солдаты». Сразу после этого пуля попала ему в голову, за ухом – абсолютно безболезненно - и он пал как великий солдат и джентльмен, во время попытки спасти других. Неприятель прислал его тело в Маманай, не надругавшись»

В рапортах отмечалось, что ни один раненый не был брошен, и хотя часть убитых была оставлена, все винтовки были вынесены. Помимо Хаутона и Тьюринга в этом бою погибло еще 3 офицера, и 3 ранены. 26 нижних чинов убито, и 32 ранено. Один солдат и сержант считались пропавшими без вести, но позже были освобождены из плена афридиев живыми. 

Генерал Вестмакотт не предпринимал специальных усилий вернуть тела убитых, все произошло само собой. Примерно за неделю до этого гуркхи, разгромив «снайперскую партию», захватили одно брошенное тело. Генерал приказал отвезти его в ближайшую деревню афридиев с письмом, что британцы уважают и будут уважать мертвых врагов. Это принесло свои плоды. Горцы сами прислали тела полковника Хаутона и одного солдата, которого перепутали с лейтенантом Тьюрингом, на чарпае в Маманай. 31 января подполковник Д. Хаутон был похоронен со всеми почестями в Пешаваре, офицеры родных для него 35го и 36го полков поставили памятник на могиле. 

Офицеры 36го Сикхского полка во время Тирахской экспедиции, Караппа, 27 октября 1897г. В центре сидит подполковник Хаутон, слева от него майор Де Воэ. На переднем плане на земле сидят слева медик капитан Пралл, справа адъютант лейтенант Тьюринг. Крайний слева, на стуле, лейтенант Манн, неоднократно выходивший на вылазки во время осады фортов на Самане. Интересно, что у многих офицеров на плечевых портупеях сделаны гнезда для патронов. На офицерах как старые пилотки ("торин"), так и недавно введенные "австрийские", с пуговицами.
Офицеры 36го Сикхского полка во время Тирахской экспедиции, Караппа, 27 октября 1897г. В центре сидит подполковник Хаутон, слева от него майор Де Воэ. На переднем плане на земле сидят слева медик капитан Пралл, справа адъютант лейтенант Тьюринг. Крайний слева, на стуле, лейтенант Манн, неоднократно выходивший на вылазки во время осады фортов на Самане. Интересно, что у многих офицеров на плечевых портупеях сделаны гнезда для патронов. На офицерах как старые пилотки ("торин"), так и недавно введенные "австрийские", с пуговицами.
Генерал Чарльз Де Воэ (1853-1911).
Генерал Чарльз Де Воэ (1853-1911).

Чарльз Гамильтон де Воэ родился в 1853г. в Квинс Каунти, Ирландия, выпустился из Сандхерста в 1872г. в 37й (Норт-Гэмпширский) пехотный полк. Позже переведен в Бенгальский штабной корпус, затем в австралийские Силы обороны Квинсленда. В Австралии же он встретил и свою будущую жену. В августе 1891г. его назначили в 36й Сикхский полк.

В конце ноября 1891г. он с семьей покинул Брисбен, уплыв на пароходе «Тара» к новому месту службы. В августе 1896г. Де Воэ стал заместителем командира 36го полка и временно командующим 26м Пенджабским пехотным полком в Суакине.

Офицеры 36го полка во время осады Гюлистана. Стоят медик капитан Седрик Пралл и два индийских офицера. Сидят слева направо: уже раненый лейтенант Артур Кеннеди Блэр (умрет капитаном в 1900г от холеры), майор Де Воэ и второй лейтенант Генри Роджер Ивлин Пратт (доживет до 72 лет).
Офицеры 36го полка во время осады Гюлистана. Стоят медик капитан Седрик Пралл и два индийских офицера. Сидят слева направо: уже раненый лейтенант Артур Кеннеди Блэр (умрет капитаном в 1900г от холеры), майор Де Воэ и второй лейтенант Генри Роджер Ивлин Пратт (доживет до 72 лет).

События на хребте Самана застали его, как мы помним, командующим гарнизоном в форте Гюлистан. Он видел, как погибали сикхи в Сарагархи, «сражаясь как демоны. Мои люди (в Гюлистане) дрались как тигры, но потеряли много. 44 из 165 погибли, ранены или пропали». Сикхи под командой Де Воэ получили 33 Ордена заслуги (3 посмертно). Его и гарнизон форта прозвали "Гюлистанскими бахадурами".  

В 1898г. Де Воэ воевал в Судане. Быстро дослужился до подполковника, а в 1904г до генерал-майора, стал командиром 5й дивизии в Индии в 1907г.

В 1911г. вышел в отставку генерал-лейтенантом, но в октябре этого же года умер в Англии. 

Элеанора Мэй Сеймур родилась в Брисбене, Австралия, 1 мая 1869г. Она была второй дочерью комиссара полиции Квинсленда Д.Т.Сеймура и его жены Матильды Браун. 15 ноября 1887г. вышла замуж за майора Де Воэ в Брисбене. 12 января 1889г. родился их первый ребенок Сеймур, 20 февраля 1891г. дочка Алиса Мэй. Элеанора, дети и няня сопровождали майора во время службы на Границе и вместе со всеми прошли осаду форта, в газетах писали о «двух храбрых квинслендских женщинах» наравне с «отважными сикхами».

Алиса впоследствии описала свои воспоминания в дневнике. Взгляд шестилетнего ребенка на события не может быть слишком подробным и достоверным, но иногда содержит интересные факты и наблюдения. Так, например, она пишет, что ее отец был сослан «в Австралию умирать», потому что у него открылся туберкулез, неизлечимая тогда болезнь. На практике он поправил здоровье в австралийском климате, женился, получил повышение и спустя несколько лет вернулся в Индию.

«Когда в 1897 году мне было почти 7 лет ..., поползли зловещие слухи на границе с патанами, племя в Афганистане. Однако все казалось тихим. Нас отправили с частью полка в форт в горах Саманы между А (Афганистан) и Пакистаном из Кохата, где мы стояли. Путь был долгим. Солдаты маршировали. Я с братом ехала на пони, мама, ожидавшая ребенка, на данди, которые несли 4 кули»

Различные данди на фотографиях.
Различные данди на фотографиях.

«Виды горных хребтов были великолепны, а полевые цветы прекрасны. Это место известно как Гюлистан, «место цветов». Сначала все было тихо, и жизнь была очень мирной. У нас с братом были отличные друзья среди солдат, и мы наслаждались жизнью». «Какое-то время жизнь была прекрасной. Потом, когда лето заканчивалось, пошли слухи о волнениях. Поблизости находились патанские деревни, до сих пор дружественные, но в августе был нанесен удар». 

«Я никогда не забуду страшный шум, вопли и крики раненых. Моего брата надо было держать подальше от парапетов, он хотел смотреть свои любимые ровные залпы». Алисе запомнилась рукопашка штыками, саблями и кинжалами и как один часовой бросился за стены, чтобы «принести сахибу топи (пробковый шлем)». Каким-то чудом он не был задет и вернулся обратно. Saragarhi она называет Saragurri . Что это - ошибка памяти, детское коверканье, или тогда могли произносить название по-другому? Явной ошибкой является упоминание о 65 защитниках сигнального поста, которые взорвали себя вместе с нападавшими. 

«У нас было очень мало воды, так как наши запасы пополнялись из близлежащего источника. Добровольцы обычно выходили ночью, когда это было возможно, чтобы принести ее. Если бы их поймали, то застрелили бы, а тела сожгли, но смерть в битве считается честью для сикхов»

Как уже говорилось, во время осады родилась сестра Алисы – Виолета Самана.

Слева вверху - Миссис Де Воэ с детьми во время осады Гюлистана (видно, что снимали на одном и том же месте). Справа сверху - подросшая Алиса Де Воэ, справа внизу две фотографии Элеаноры Де Воэ и часть фотографии форта Гюлистан.
Слева вверху - Миссис Де Воэ с детьми во время осады Гюлистана (видно, что снимали на одном и том же месте). Справа сверху - подросшая Алиса Де Воэ, справа внизу две фотографии Элеаноры Де Воэ и часть фотографии форта Гюлистан.

Тереза МакГрат, няня, была сиротой из Брисбена. 

«Тизи (няня Тереза) помогала раненым, смотрела за нами и мамой, помогала готовиться к появлению ребенка. Говорили, что она никогда не спала и не отдыхала». С ней же связана еще одна интересная история, описанная Алисой. Во время обстрела денщик увел детей в безопасное помещение. Няня не знала этого, и решила, что дети потерялись или похищены. В панике она побежала в соседнюю деревню искать их. «К тому времени началась стрельба, но она, не смущаясь, встретилась с крестьянами, и на плохом хинди потребовала нашего возвращения. Они поняли и показывали на форт, чтобы она поняла, что мы в безопасности. Но она была непреклонна, и ей разрешили обыскать хижины. Она вернулась в форт, где нашла нас в безопасности. Почему ее не взяли в заложники? Намного позже мы узнали, что до того, как начались волнения, она помогала ухаживать за больными детьми патанов, и они считали, что она целительница».

Майор Де Воэ: «Тереза превзошла сама себя, ухаживая за больными и ранеными. Ее слава бежала впереди нее. Она заслуживает получить медаль, а то и орден»

Хаутон, еще до главных боев на Самане, писал в письме от 5 сентября: «Тереза была просто великолепна, ухаживая за детьми и пекя хлеб днем, и присматривая за мистером Блэром ночью, и готовила еду для всех пациентов. Она была настолько отважна и весела, насколько возможно, и не раз спускалась с форта в горнверк за тем, что ей было нужно».

В мае 1899г. королева Виктория вручила Терезе МакГрат Королевский красный крест в Виндзорском замке. Похоже, это единственный подобный случай. 

Сыновья Де Воэ Генри и Сеймур воевали в Первую мировую, Сеймур был в Месопотамии в составе своего родного 36го полка и погиб в феврале 1917г. во 2й битве при Эль-Куте. Внук воевал с японцами во Вторую Мировую в гуркхском полку.

© 2017-19 major_colville
Использование любых текстовых материалов данного блога допускается при условии обязательного размещения гиперссылки http://major-colville.livejournal.com


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened