major_colville (major_colville) wrote,
major_colville
major_colville

Categories:

Судьба «Кандидата»

Продолжая чтение Бэрчетта, мы вновь выходим на тему вымышленных военных в художественных произведениях, то что в шутку называю «Записками генерала Пучкова-Прошкина».
В конце 80х-начале 90х на волне увлечений кинобоевиками была написана и стала популярна повесть Андрея Тараненко «Кандидат в коммандос».

Рисунок из "Советского воина". С кого писался портрет "кандидата" Рорабека понятно.

Она была даже напечатана в «Советском воине» в 1989г. Рассматривать ее с исторической точки зрения нет смысла, это не «Черви» Флэнагана, написанные со знанием дела о реальных нравах американской военщины, даже не Миклош Сабо «Команда Альфа»- стилизация под мемуары «зеленого берета». Это тупо боевик в бумаге, без исторических аналогий и достоверности, о жестоким отборе в спецбатальон «Колумбус», где кандидаты убивают друг друга в сельве. Главного героя зовут Джон Рорабек. Среди его друзей (или лучше сказать других героев повести, ибо дружбы там нет, каждый сам за себя) есть техасец Камачо (широкоплечий, протянувший «ему смуглую руку») и Кеннет Смит. Имя героя "Рорабек" довольно необычно, не Джонсон-Петров-Сидоров, но оно абсолютно достоверно. И читая книгу «Война в джунглях Южного Вьетнама» мы находим и Рорабека, и Камачо, и даже Смита. Источник вдохновения автора повести - в главе «Патриоты и наемники».

Уилфред Бэрчетт в своих скитаниях по партизанским тропам и базам встречался и с 4 пленными американцами. Это были сержанты Кеннет Рорабек, смуглый техасец (!) Камачо, негр Макклюр и фельдшер Смит. Нетрудно заметить явные заимствования имен и некоторых описаний. Они попали в плен при штурме лагеря войск Специального назаначения Хьеп-Хоа 24 ноября 1963г.- первый лагерь, павший в ту войну под ударом вьетнамцев.

Бэрчетт и пленные "зеленые береты"- слева направо Камачо, Рорабек, Макклюр и Смит.

«Наш лагерь назывался учебным,- ответил Рорабек, начинающий лысеть человек с суровым лицом и косматыми бровями.- А на самом деле, как и многие другие лагеря, он представлял собой лишь легко поражаемую цель, которую могли в любой момент уничтожить. Нападение было прекрасно организовано и проведено- через 15 минут все было кончено». Далее пленные говорят по писанному - оружие не имел или не успел взять, все кроме Рорабека, писавшего письмо жене, спали, когда все началось, и вообще в штабе писарем служил. Все были внезапно захвачены в течение нескольких минут, связаны и уведены в джунгли. Все заверяли ,что обращаются с ними хорошо, вместо американской формы им выдали по две черных рубашки и штанов, мыло и зубные щетки. Бритье под присмотром. Баня раз в неделю. Спят на обычных для вьетнамцев кроватях из бамбука. В интервью Бэрчетту они признавались, что боятся расстрела, но не сейчас, раз уж так долго их вели и содержали, а вот в первый день… Да и условий для содержания пленных у вьетнамцев нет. Жаловались на рисовую диету, называя это плохой едой. Над этим Бэрчетт иронизирует- вьетнамцы кормят их также как самих себя, это проблемы американцев что они приучены к другой пище и уж кому–кому приучаться к ней в первую очередь, так это спецназовцам-советникам.
На политические вопросы пленные отвечали так, как видимо от них ждали в тех условиях. Рорабек :«Мне все это совершенно не понятно. Я не имею никакого представления, для чего она (война) ведется. Конечно, как всякое законное правительство сайгонский режим имеет право подавлять партизанское движение и просить нас о помощи. Но у всякой медали стороны есть две стороны и партизаны тоже имеют право пытаться свергнуть не устраивающее их правительство. Но кто прав и кто не прав, я не знаю…Я думаю о том, что я буду делать когда вернусь домой. Я мысленно уже вырыл яму для зажаривания мясной туши для праздников (видимо так громоздко в 1965г. перевели барбекю), сделал в кухне полки, построил 6 моделей самолетов для детей и собрал три радиоприемника. Вот о чем я думаю».
Судя по книге больше всего Бэрчетт разговаривал с Рорабеком, самым старшим из всех, прошедшим Корею и 15 лет отслужившим в армии, либо он давал наиболее интересные и нужные ему ответы. Другие ,как отмечает автор, говорили примерно тоже самое. Камачо поинтересовался, кто победил в чемпионате по боксу в тяжелом весе. Бэрчетт совершенно случайно слышал это по радио и ответил, что "Клей нанес поражение Сонни Листону, нокаутировав его в 7 раунде". После этого журналист проводит аналогию с вьетнамскими бойцами, которые политически мотивированы, знают, за что воюют, в плену подвергаются пыткам, а с пленными обращаются гуманно, интересуются всем, что происходит в мире, особенно тем, что другие страны знают про их борьбу и как борются сами. "За что же воюют здесь американцы-, задается вопросом автор,- раз их не волнуют убеждения идеологического порядка, они не знают ради чего ведется эта война и тем не менее добровольно берут на себя весьма опасные и неприглядные обязанности?"
"Обычное жалованье Рорабека 335 долларов в месяц, во время службы в Южном Вьетнаме увеличивалось до 858 долларов 40 центов, а трое остальных тоже получали надбавку 450-500 долларов в месяц. Для примера все бойцы войск НФО от рядовых до командиров полка получают 40 пиастров в месяц, чуть более одного доллара по официальному курсу."
Так как мы живем в век интернета эту информацию можно уточнить.
Кеннет Миллс Рорабек, родился 9 февраля 1932г в Бруклине и действительно был одним из пропавших 23 ноября 1963 года "зеленых беретов".
Лагерь войск спецназначения Хьеп Хоа находился в 22 милях северо-западней Сайгона и всего в 11 милях от границы с Камбоджей и знаменитого «Клюва попугая». 24 ноября 1963г. в лагере находилось 5 американских советников CIDG (Гражданские нерегулярные группы обороны) - «зеленых беретов» из отряда А-21 5й воздушно-десантной группы Специальных Сил (5 SFGA) - замкомандира отряда лейтенант Джон Колб , сержанты 1 класса специалист по тяжелому вооружению Айзек Камачо (1937г.р.), и радист Кен Рорабек, штаб-сержанты медик Клод Макклюр (1940г.р) и Джордж Эдвард «Смитти» Смит (1940г.р).

Вскоре после полуночи лагерь был атакован примерно 400-500 вьетконговцами. Благодаря информатором и сочувствующим в лагере, они хорошо знали расположение и внутренний распорядок лагеря. Например то, что половина отряда ушла на задание (по версии Бэрчетта- уехали развлекаться в Сайгон). Сняв часовых, вьетнамцы развернули пулеметную позицию и стали поливать огнем выбегавших из бункера солдат. Кричали «Не стреляйте, нам нужны только американцы и их оружие». Официальные американские данные описывают героические действия своих бойцов. Рорабек якобы пытался вызвать авиаподдержку, но вражеский огонь повредил рацию.
В это же время Камачо схватил свой карабин и побежал к миномету, Смит и Макклюр обороняли другие важные точки лагеря. Не менее получаса (!) Камачо вел минометный огонь, к нему присоединился Колб. В то же время CIDG не особо рвались в бой, вскоре стало ясно что сопротивление бесполезно.
Лейтенант дал Камачо гранату и приказал спасаться, кто как сможет. Такой же приказ он отдал и остальным. Камачо выбежал за пределы лагеря но осознал,что его товарищи еще ведут бой, поэтому вернулся и бросился в пулеметный бункер, чтобы прикрыть их. Но был схвачен врагами. Единственный кто спасся был лейтенант Колб. Хьеп Хоа стал первым лагерем, захваченным вьетнамцами в этой войне.
Безотносительно симпатий –антипатий история, описанная у Бэрчетта, скорее, ближе к правде. Лагерь был внезапно захвачен, сопротивления как такового не было, как и долгих героических перестрелок. Лейтенанту удалось удрать, остальных схватили, южновьетнамцы скорее всего не оказывали большого сопротивления, если вообще не помогали нападавшим. Не найдя тел своих солдат, командование объявило их пропавшими без вести.
Связанных пленных тем временем вели по тайным тропам в джунглях, когда угроза авианалетов миновала, их развязали, а двум раненным оказали медицинскую помощь. Помимо факта пленения американцы были удручены и другой новостью- "Kennedy di-et! Кеннеди умерь"-, сообщили им вьетнамцы на следующее утро, узнав по радио о выстрелах в Далласе.

Бойцы НФО ведут пленных. Первым идет Рорабек, вторым- Макклюр (видно что ночное нападение было внезапным), далее Смит и Камачо. Слева внизу- Смит и Макклюр во время пресс-конференции после освобождения. Снизу справа - Кеннет Рорабек.

Пешком и на сампанах их доставили в лагерь неподалеку от камбоджийской границы, где поселили в клетушки 6 на 8 футов, а также заставляли работать.
Когда их посетили Уилфред Бэрчетт и французский фотограф Роже Пик, сделавший их фотографии - это позволило изменить их статус с "пропавших без вести" на "военнопленных". Если верить Камачо, вскоре после посещения Бэрчеттом, к ним также приезжала группа кубинцев, носивших береты "аля Че Гевара". Они тоже допрашивали их и угрожали убить.
Айк Камачо сумел сбежать во время муссонного дождя ночью 8 июля 1965г. Его сокамерник Смит, у которого были слабые пластиковые сандалии решил остаться, так как не смог бы далеко уйти в них. Камачо положил в кровать лишнюю черную пижаму и брюки и накинул сверху сеть от комаров, чтобы еще больше замаскировать свое отсутствие. А сам убежал, имея при себе немного риса и кусок зеркальца. Ел фрукты, ориентируясь по текущим ручьям и потокам, вышел к реке Сайгон. Спустя 4 дня он вышел к позициям южновьетнамских войск, став первым сбежавшим из плена во время этой войны.

28 сентября 1965г. "Радио Освобождения" объявило о казни Рорабека и капитана Версаче (также утверждается иногда, что был и третий- Гарольд Беннет) 26 сентября в отместку за казнь 3 активистов НФО в Дананге. Позже было объявлено, что новость была ложной, и они погибли во время бомбежки. Точной информации так и нет. Спустя 2 месяца Клод Макклюр и Смитти Смит были освобождены в знак гуманизма вьетнамской стороны. Церемония их передачи прошла в Камбодже. На пресс-конференции журналистам они шокировали всех своими заявлениями. Смит сказал,- "я видел обе стороны и могу заявить- эта война не нужна США». Макклюр продолжил его мысль- «Правительство в Сайгоне не представляет интересы народа. Вьетконг-это народ» За это они отсидели на базе на Окинаве несколько недель под домашним арестом. Позднее Смит издал книгу «Военнопленный: два года с Вьетконгом» 1971г.

Рорабек из повести убивает Камачо.
Tags: Вьетнам, биография, литература
Subscribe

  • Петлицы "Офицеров".

    Петлицы с шифровкой могут подсказать нам, где учился сын главного героя. Они даже двух видов, что довольно…

  • Достоверная недостоверность.

    Мы неоднократно рассматривали разные варианты изображения военной формы в кино. На очереди парадоксальный, на первый взгляд, вариант, — правильная и…

  • Не о чем.

    В свое время обещал написать разбор «Острых козырьков» с армейской точки зрения. И хотел сдержать слово — накупил и накачал книг по военной истории…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments