major_colville

Category:

Ф.Инголл. "Последний из Бенгальских улан". Глава 14. "В погоне за курицами".

Глава 14. "В погоне за курицами". Часть 2.  Оглавление предыдущих глав.  

Мы, наконец, пересекли реку Сантерно, зачищая территорию на севере и западе. По всей северной Италии вражеское сопротивление ослабевало, но кое-где все еще оставались очаги сильной обороны. Южнее прохода Арджента 8я индийская дивизия остановилась для реорганизации. Эта область очищалась двумя другими дивизиями из V корпуса, 56й и 78й, и 6й уланский полк помог пройти им через Проход. Бутылочное горлышко наконец-то осталось позади, и теперь мы двигались к Ферраре.

В сельской местности южнее Феррары шли тяжелые бои, и наш полк был на переднем краю. Затем 21 апреля 8я индийская дивизия прошла через позиции 56й и 78й дивизий с приказом захватить Феррару и попытаться перейти реку По. 6й уланский вернулся под командование 8й индийской дивизии.

Враг был полон решимости остановить нас у реки По и не допустить захвата города Феррара. Для этого он привлек часть 26й танковой дивизии, которая мало пострадала и еще имела все свои танки и снаряжение. Уланы 6го  столкнулись с «Королевскими тиграми»  к югу от города и в аэропорту. (Интересно, что на немецком языке королевский тигр обозначает бенгальского тигра. м.К.) Мы потеряли несколько машин, но отвлекли этих монстров, в то время как генерал Рассел обошел вражеские позиции и захватил город. К сожалению, большинство тяжелых танков ушли ночью, перейдя последний мост через реку По, а затем уничтожив его.

Немецкая пропаганда, запугивающая союзных, в том числе индийских, солдат рекой По. Вверху  и слева внизу разные стороны одной листовки.
Немецкая пропаганда, запугивающая союзных, в том числе индийских, солдат рекой По. Вверху и слева внизу разные стороны одной листовки.
Немецкая пропаганда. "По это не просто очередная река, это РЕКА! (перечисляются ее параметры - ширина, глубина, течение). По - это смерть и страдания, ПОУ (плен) - безопасность и комфорт!" Ничего, кроме смеха, в конце апреля 1945г. такие листовки вызвать не могли.
Немецкая пропаганда. "По это не просто очередная река, это РЕКА! (перечисляются ее параметры - ширина, глубина, течение). По - это смерть и страдания, ПОУ (плен) - безопасность и комфорт!" Ничего, кроме смеха, в конце апреля 1945г. такие листовки вызвать не могли.

После этого организованное сопротивление противника к югу от реки прекратилось. Командующий V корпусом решил продолжить преследовать врага и приказал генералу Расселу пересечь По 24 апреля. Этому не суждено было случиться.  По представляла проблему, совершенно отличную от тех других рек, Сенио и Сантерно. Ширина По была 200 ярдов, с быстрым течением, и все мосты были разрушены. Ни одно наше мостовое оборудование не подходило, поэтому пришлось посылать за специальными понтонами и паромами; это должно было задержать нас как минимум на два дня. Но наши дивизионные инженеры отказались быть побежденными рекой, какой бы широкой и быстрой она ни была. Они изготовили прочный плот 9го класса, и к ночи 25го мы начали переправляться. 

При форсировании По использовались все виды мостового оборудования - различные плоты, понтоны, складные лодки,   наплавные мосты и т.д. 5, 9. 40, 50\60 класса... Мост через По у Феррары (сверху и слева снизу) считался самым длинным в Европе в своем классе и в его постройке участвовали инженеры 8й индийской дивизии.
При форсировании По использовались все виды мостового оборудования - различные плоты, понтоны, складные лодки, наплавные мосты и т.д. 5, 9. 40, 50\60 класса... Мост через По у Феррары (сверху и слева снизу) считался самым длинным в Европе в своем классе и в его постройке участвовали инженеры 8й индийской дивизии.

Это был головокружительный опыт. Завезти тяжелую машину на плот  было само по себе жонглированием, а плавание на нем могло довести рулевого до апоплексического удара, как на реке Хугли (река в Индии, один из рукавов Ганга, видать та еще речка… м.К). На каждом углу плота находился подвесной мотор, управляемый сапером, и скорость всех четырех координировалась офицером со свистком. Это как человек-оркестр: мы кружились и кружились на воде, пока, наконец, он не сыграл правильную мелодию, мы пересекли реку и высадились на том берегу. Все это было под аккомпанемент  артиллерийского и пулеметного огня противника. Однако многое говорит о нашем прикрывающем огне -  мы не потеряли ни людей, ни транспортных средств при переправе через По.

Большая часть врага отступила за реку Адидже, примерно в 15 милях к северу от точки переправы. Однако оставалось много сильных арьергардных отрядов, защищавших основные маршруты на север. Штаб и эскадрон «С» высадились недалеко от Оккьобелло, и, как только мы все перегруппировались, отряд переместился на полмили вперед, чтобы сделать небольшой перерыв на горячий чай и сытный завтрак, прежде чем двинуться дальше. Все очень устали, так как понадобилось 8 часов, чтобы переправиться через реку в темноте. Освежившись, эскадрон и штаб начали продвигаться на север. К полудню взвод бронеавтомобилей джемадара Фазала Дада достиг прочного деревянного моста через Канале Бьянко. Это был единственный мост в зоне наступления дивизии, который не был взорван противником.  Похоже, что у немецких саперов закончилась взрывчатка, поэтому они подожгли его. Когда взвод подъехал к нему, центральный пролет сильно горел. Автомобили заняли позиции, прикрываясь складками местности, так, что бы лишь  башни торчали над землей, и открыли огонь по обороне немцев через Канал. Тем временем под прикрытием пулеметного и минометного огня войска погасили пламя. Мост был взят неповрежденным. 

Я узнал новости по рации и помчался туда, зная, что это значительно облегчит продвижение дивизии на север. Щель в настиле моста, где огонь был самым сильным, была всего около 10 футов в ширину; поэтому, пока часть эскадрона обстреливала другой берег, мы притащили два «желоба для песка», - все еще висящих на боковых панелях каждого броневика - в центр моста. К моему восторгу, они были достаточно длинными; первая машина проползла медленно, но безопасно. Вот так. Весь эскадрон «С» прошел и смел оборонявшихся. Желоба оставались на месте в течение нескольких дней, пока инженеры не смогли отремонтировать мост; весь 6й уланский полк и 17я пехотная бригада, как и многие другие дивизионные части, перешли через них. Установка этих настилов на автомобили принесла, безусловно, хорошие дивиденды.

Преодолев это препятствие, мы почти не встречали противодействия, пока не достигли реки Адидже. Здесь Корпус остановил наше продвижение, чтобы рассортировать многочисленные воинские части и объединить их для окончательного coup de grâce. Река Адидже не была таким серьезным препятствием, как По; там было быстрое течение, но только 150 ярдов ширина, с крутыми берегами, подходящими для построения (моста) Бейли. Дивизия решила переправить одну бригаду для создания плацдарма, чтобы можно было начать строить Бейли. 

Форсирование рек и наведение переправ было, похоже, одной из главных проблем и "визитных карточек" Северо-итальянской кампании. За последние 24 дня войны было построено 252 моста Бейли, обычно 102 футов длиной. Даже история 8й индийской дивизии называется "Еще одна река" и заканчивается словами: "Больше не осталось в Италии рек, которые нужно пересечь, для 8й дивизии".
Форсирование рек и наведение переправ было, похоже, одной из главных проблем и "визитных карточек" Северо-итальянской кампании. За последние 24 дня войны было построено 252 моста Бейли, обычно 102 футов длиной. Даже история 8й индийской дивизии называется "Еще одна река" и заканчивается словами: "Больше не осталось в Италии рек, которые нужно пересечь, для 8й дивизии".
В октябре 1944г. Ядавиндра Сингх, 9й и последний махараджа Патиалы, посетил 8ю дивизию в Италии. Судя по униформе и технике на видеокадрах есть уланы 6го полка. Может быть даже и Инголл.
В октябре 1944г. Ядавиндра Сингх, 9й и последний махараджа Патиалы, посетил 8ю дивизию в Италии. Судя по униформе и технике на видеокадрах есть уланы 6го полка. Может быть даже и Инголл.
Типы 8й дивизии, и 6го уланского, в частности.
Типы 8й дивизии, и 6го уланского, в частности.

28 апреля генерал Рассел запросил Корпус, может ли он направить 19ю пехотную бригаду и 6й уланский полк  через Адидже, чтобы взять Венецию. В результате V Корпус решил, что только 6й уланский должен быть отправлен в эту венецианскую одиссею. Я был в восторге - и полон решимости нанести разваливающемуся Вермахту последний сокрушительный удар.

Между нами и Венецией стояла Падуя и наши старые враги, 26я танковая дивизия, а также подразделения трех других немецких дивизий. Но началась дезорганизация; я чувствовал, что если ударить на высокой скорости сразу с нескольких направлений, мы сможем  пробить дыру в их обороне и оказаться в Венеции к вечеру.

Я собрал совещание командиров эскадронов и сообщил им, что у меня не будет административного «хвоста»; наша ударная группа будет включать только броневики эскадронов плюс «Скауты» Стрелкового взвода, заполненные дополнительными боеприпасами и бензином. Солдаты Стрелкового взвода останутся у Адидже, им не будет места в машинах.  Полковой штаб пойдет на трех джипах, на одном из которых будет специальная радиостанция ​​дальнего радиуса действия, предоставленная Дивизией; мне выделили три частоты для переговоров. Я решил пустить три своих эскадрона по параллельным дорогам, со штабом, идущим с центральным, и  я постараюсь сохранять контроль оттуда. Если кто-то столкнется с серьезным сопротивлением, я отправлю поддержку с одной или другой стороны. Но подбитые машины будут брошены, как и потери. Мы не будем захватывать пленных. Скорость должна была быть максимально возможной. 

Мы переправились через Адидже в 09.05 и выдвинулись, 3 эскадрона на расстоянии до трех миль друг от друга, и устремились на север. Со всех сторон была неразбериха: вражеские подразделения стреляли друг по  другу, и страшные 88ки вертелись на своих опорах, стреляя бронебойными и осколочными снарядами во всех направлениях, тщетно пытаясь попасть по нашим скоростным машинам. Это было волнующе. В случайные промежутки между стрельбой можно было слышать рёв мощных двигателей V8, которые разгоняли нас до 60 и даже 70 миль в час. Это было похоже на то, как три лисицы гонятся  за цыплятами.

Я дисциплинированно отправил первые два отчета зашифрованным кодом. Затем, когда мы приблизились к Падуе, я наплевал на осторожность. Мы сделали 50 миль за два часа. Я вызвал Дивизию открытым текстом.

«Нахожусь в пределах видимости Падуи и направляюсь прямо на Венецианскую автостраду», - объявил я.

«Поздравляю!» - ответил начальник штаба 8й дивизии Иан Шовель, - «Но подожди минутку ...» Он объяснил, что в штабе Корпуса был большой скандал. Генерал Хардинг хочет, чтобы мы остановились, и новозеландцы смогли первыми войти в Венецию.

Я был возмущен. Я не под командованием генерала Хардинга, но штаб корпуса, конечно, может меня остановить. Я быстро подумал:  будь я проклят, если 6й уланский и 8я индийская дивизия останутся без небольшого кусочка славы напоследок - и все из-за политики разделения. Новозеландцы были супер дивизией, а генерал Фрейберг, их командир, один из прославленных солдат столетия. Но я чувствовал, что Венеция должна быть наша; она была в нашем секторе, и я не хотел сдаваться.

Я спросил Иана, где я могу встретиться с генералом Хардингом; он был с генералом Фрейбергом где-то на западной окраине Падуи, объяснил Иан.

«Иди к нему», - добавил он, - «но не расстраивай Большие солнечные лучи!»

Эскадрон «А» шел на восток к автостраде. Я поговорил с его командиром и объяснил проблему, предложив, чтобы он вывел все свои машины с автострады на проселки; если он получит приказ от штаба генерала Хардинга остановиться, он должен проигнорировать его и двигаться к Местре, на пути к Венеции. Остальную часть полка я остановил к юго-востоку от Падуи, а сам отправился на своем джипе в поисках «Больших солнечных лучей» - нашего кодового слова для командиров.

Около полудня я нашел их штаб-квартиру, и офицер штаба отвел меня к каравану генерала Хардинга. Его лицо было красным и разъяренным. 6й уланский сбился с курса, рявкнул он,  вы должны вернуться на реку Адидже. И он приказал мне немедленно убрать мои эскадроны с автострады. Затягивая время, я отвечал, что V корпус дал мне четкие инструкции двигаться в Венецию и что мы покинули Адидже в 9 часов утра.

Он посмотрел на меня с недоверием. «Боже милостивый, вы, должно быть, неслись как дьявол!»

Он послал за бригадиром - начальником штаба корпуса и приказал связаться с генералом Кейтли, командующим  V корпусом, по рации. Меня послали на улицу ждать. Вот еще одна небольшая задержка. Я надеялся, что эскадрон «А» делает успехи. Но через несколько минут меня снова вызвали и я услышал грустные вести. Генерал Кейтли приказал убрать мой полк с автострады и освободить дорогу для Новозеландской дивизии. Я не мог не повиноваться. Я вызвал свои передовые эскадроны  по рации генерала Хардинга и передал новые приказы. Я пожал руку генералу и отправился в обратный путь.

Эскадрон «А» не добился прогресса, на который я надеялся, сильно задержавшись на  проселочных дорогах. Тем не менее, недалеко от Местре, машины штабного эскадрона и одного из взводов 6го уланского были выстроены вдоль автострады - иронично приветствуя проезжающих мимо новозеландцев, едущих захватывать Венецию.

Площадь Пиаццале Рома, Венеция, 1945г.
Площадь Пиаццале Рома, Венеция, 1945г.

Мы все знали, что настоящая слава должна быть нашей, но были разочарованы концом этой захватывающей гонки по равнинам Ломбардии.

Генерал Фрейберг в Италии и новозеландцы в Венеции.
Генерал Фрейберг в Италии и новозеландцы в Венеции.

ПС. Ряд описаний Инголла, судя по всему, преувеличен, но общая канва событий ясна, логична и подтверждается другими источниками. Прошел он 52 мили, другие дивизии и бригады шли следом и параллельно, в описаниях постоянно упоминаются пробки и задержки – почему собственно его и приказали убрать с дороги, чтобы подыграть кому надо. 

Но 6му уланскому, вернее совсем маленькой его частичке, все же улыбнулась удача. Через несколько дней лейтенант Конисби, 2 сикха и 6 джатов принимали капитуляцию печально знаменитой 1й парашютной дивизии

25-26 июня 1945г. индийские части дивизии отправились из Таранто обратно в Индию, британские — в Англию.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened