major_colville

Categories:

Последний из Брюденеллов-1.

Джеймс Томас Брюденелл, граф Кардиган был одним из самых известных людей своего времени. Любовные похождения, великосветские скандалы, репутация вспыльчивого аристократа и офицера, «позор армии» и всего спустя несколько лет «без сомнения самый популярный солдат во всей Англии», живая легенда. А впоследствии, как бы к нему не относиться, и своя страничка в Истории. 

Будущий 7й лорд Кардиган родился в 1797г. в относительно скромном по аристократическим меркам поместье Хамблден, Бакингемшир. Дело в том, что его отец не был прямым наследником титула и получил его и громадное наследство лишь в 1811г. после смерти бездетного дяди. До этого он как скромный мистер Брюденелл, вел жизнь сельского помещика в стиле романов Джейн Остин, был несколько лет членом Парламента, где голосовал чаще на стороне консерваторов. В 1794г. вопреки протестам родственников он женился на прекрасной, но небогатой дочери мидллсекского джентльмена Пенелопе Энн Кук. Ее брат был полковником, адъютантом и личным поверенным герцога Йоркского, главнокомандующего Британской армии. 

К 1815г. Брюденеллы, графы Кардиганы, владели домом в Нортгемпшире, поместьем в Дине, таунхаусы в Лондоне, многочисленные земли по всей стране, приносящие 40 000 фунтов стерлингов в год (несколько миллионов на современные деньги), конюшня на 30-40 лошадей, большая библиотека книг и древних манускриптов... Угроза социальной революции была реальна, но зато индустриальная - сделала Брюденеллов еще богаче, их земли в Йоркшире были богаты углем, главным топливом «эпохи пара и стали». 

Несмотря на богатство и фактический контроль над восточноанглийскими ширами, имена Брюденеллов не встречались ни среди членов Кабинетов, ни в воспоминаниях ближайших ко Двору лиц. В мире великих событий, казалось, не имело значения, была ли полудюжина Брюденеллов графами Кардиганами или простыми сельскими помещиками. Их мир – это конюшни, охотничьи домики, тявкающие сырым ранним утром своры гончих…. Провинциальная поместная жизнь, далекая на первый взгляд от центров власти. Но это обманчивая иллюзия. Неважно, как они себя называли, тори или виги, и какой премьер возглавлял Кабинет, - именно такие семьи составляли патрицианский фундамент, на котором стояло Правительство, столпы Королевства, на которых (и ради которых) действовали политические фракции и бушевали партийные страсти.

К 1811г. у любящих родителей был сын и семь дочерей, унаследовавших всю прелесть своей матери. Их называли «прекраснейшими девушками модного мира». В отличие от героинь Джейн Остин было еще одно огромное преимущество, их приданое как дочерей уже графа составляло по 20 000 фунтов. 

Но нас больше интересует сын, ставший самым знаменитым представителем этой фамилии. Итак, Джеймс Томас родился 16 октября 1797г. С 1811г. он носил титул вежливости и был известен как лорд Брюденелл. Учился в известнейшей и старейшей школе Харроу, но вскоре отец забрал его оттуда за драки, и он продолжил домашнее обучение. 

Довольно трудно судить объективно о его характере и способностях. Можно отметить влияние безграничной любви матери и 7 сестер, боготворивших юного белокурого ангелочка и единственного наследника, другие вспоминают травму головы из-за падения лошади, что вырос он высокомерным, упрямым и упертым, а слуги и даже равные ему боялись вспышек его буйного характера еще с юности. Некоторые называют его просто глупым, но, с другой стороны, в Харроу он неплохо занимался греческим и латынью, а его спортивные достижения не отрицали даже враги. Вполне вероятно, что многие воспоминания о его детстве и характере подгонялись под уже известные события взрослой жизни.

Поместье Дин-парк, главная резиденция Кардиганов, 1840г.
Поместье Дин-парк, главная резиденция Кардиганов, 1840г.

После ухода из Харроу, молодой лорд Брюденелл жил в Дине и в свои 16-18 лет приобрел репутацию прекрасного и бесстрашного наездника, сохранившуюся на всю жизнь. Подобно молодому Денису Давыдову, он неустанно скакал по окрестностям, не пропуская ни одной охоты или препятствия. Однажды он заключил пари с кузеном Уилбрахамом Толлмашем, кто первый вернется после псовой охоты. Собаки бросились в широкий поток, и Джеймс, хотя и не умел плавать, не раздумывая прыгнул за ними. Когда, задыхающегося, его вытащили из реки, он только сказал: «Уилбрахам, я был первым!» Плавать он так и не научился, и несколько раз чуть не утонул, но отступить перед препятствием было немыслимо. Его друг вспоминал, что он считал позором отказываться от прыжка, каким бы рискованным тот не был. В нескольких милях от Дина, на границе с Лейстерширом, во время охоты Джеймс увидел самые высокие ворота в графстве, даже опытные всадники объезжали их стороной. Молодой лорд Брюденелл смело поскакал к ним, его лошадь Лангар была хороша, но прыжок не удался. Лошадь вломилась в ворота, а наездника перебросило на другую сторону. Брюденелл почти сутки пролежал без сознания, частично парализованный, но первое, что он сделал, когда пришел в себя – сел верхом и поехал.

Как и все англичане той эпохи, юный Джеймс зачитывался газетными описаниями боев Веллингтона в Испании, а в 1815г. была победа при Ватерлоо и окончание Наполеоновских войн. «Время незабвенное! Время славы и восторга!» В обществе просто-таки сложился культ Ватерлоо. Ношение медали за эту битву было лучшей рекомендацией во всех слоях общества. Десятки лет День Ватерлоо – 18 июня – отмечался с непревзойденным размахом, даже 11 ноября 1918г. позднее было не столь популярно. И спустя 30 лет после битвы в газетах печатались незамысловатые, но гордые стихи: 

Был ли ты при Ватерлоо?

Я вот был при Ватерлоо.

И совсем неважно кто ты,

Если был при Ватерлоо.

Шон Бин был при Ватерлоо. Дважды! Как стрелок Шарп, и как инспектор Джон Марлотт из "Хроник Франкенштейна" (кадр из сериала).
Шон Бин был при Ватерлоо. Дважды! Как стрелок Шарп, и как инспектор Джон Марлотт из "Хроник Франкенштейна" (кадр из сериала).

Неудивительно, что молодой лорд Брюденелл мечтал стать кавалеристом и, в принципе, имел к этому данные. С детства любивший лошадей и занятия на свежем воздухе, высокий и стройный, с вьющимися волосами и бакенбардами, голубоглазый, обаятельный, что признавали даже его враги, – он идеально подходил на роль офицера легкой кавалерии. 

Отец, однако, был против, и его аргументы также были резонны. Да, в случае большой войны можно сделать карьеру, но еще проще погибнуть. А если войны не будет – то это просто потеря времени. В любом случае, армейская служба не вариант для единственного наследника титула графов Кардиганов. Пропасть между отцом и сыном была глубокой и в отношении к деньгам, и общим жизненным установкам. Единственным «бунтом» отца стала женитьба по любви без одобрения родственников. Даже став графом и богачом, он продолжал вести образ жизни привычный прежнему «мистеру Брюденеллу», ездил на охоты лишь для поддержания традиций, знал цену деньгам, вел относительно скромный образ жизни. Его сын уже привык к роскоши, удовлетворению всех своих прихотей и желаний, отличался необузданным нравом и склонностью к конфликтам, гипертрофированной гордостью, упрямством и решительностью. В этом смысле он был скорее аристократом XVIII столетия, нежели XIX века. Мы же скажем - идеальный гусар! 

Кстати, военная служба была дорога – необходимо купить патент в хорошем полку, а потом тратить ежегодно тысячи фунтов для поддержания достойной офицера жизни. Одних хороших лошадей нужно несколько штук, только нищеброды в бедных полках ездят на одной лошади и в строю, и на охоте. С другой стороны, молодой лорд уже тратил большие деньги на охоты и скачки, клубы и ужины, собак и лошадей, отец еле успевал с неодобрением подписывать чеки. Да и в карьере политика без денег не обойтись. 

Но все же пока отцовская власть и авторитет были сильны. Молодого лорда в 1815г. отправили не в армию, а в Крайст-черч, Оксфорд. Как аристократа там его приняли без экзаменов, но какой-либо степени спустя два года обучения он также не получил. Для него и Харроу, и Оксфорд были проходным эпизодом биографии. Все самое интересное лежало в другой плоскости, ученые степени не были важны для него. 

После Оксфорда по традиции он отправился в «Гранд-тур» по Европе – Франция, Италия, а также почему-то Швеция и Россия. По возвращении в Лондон началась взрослая жизнь, как 6й граф Кардиган и планировал – политика.

Кузен и друг семьи маркиз Эйлсбери владел «гнилым местечком» в Мальборо, где было всего несколько избирателей, и согласился отдать это место своему юному родственнику. 18 февраля 1818г. 20-летний лорд Брюденелл был избран в Парламент. Условием было голосовать за консервативные силы и против эмансипации католиков. 

Было, пожалуй, одно поле, где мечты отца о политической карьере и сына об армии могли пересечься. 1815 — 1820е годы были тяжелы, Англию сотрясали экономические и политические кризисы, бушевали демонстрации, грозящие перерасти в бунты, а то и полноценную революцию. И первой линией обороны должна была стать Армия. И линия эта была достаточно тонкой. Полки, когда не были в Индии или Ирландии, постоянно перемещались с места на место, проводя в среднем по году в каждом гарнизоне. И потому, что не хватало сил, и чтобы не допустить сращивания военных и местных элит… Для усиления защиты правительство пошло на увеличение числа йоменских частей. Командирами и офицерами обычно выступали местные лендлорды и другие богатые и уважаемые люди. Общая подготовка и атмосфера конечно отличались от настоящих регулярных полков, но все-таки это оружие и блестящие мундиры!  В 1819г. лорд Брюденелл добился разрешения создать йоменский отряд из 46 арендаторов Дина во главе с самим собой. Каждый должен был иметь свою лошадь, за униформу платило правительство. Богатый граф еще внес свои, чтобы его йомены стали самыми красивыми и хорошо одетыми в Англии. Хотя даже в форме они напоминали скорее переодетых охотников, но лиха беда начало. Капитан Брюденелл с восторгом и энергией принялся обучать их, и Нортгэмпширские йомены разъезжали по окрестностям с воинственным видом. 

Не менее фанатично он продолжал участвовать в скачках и охотах. По мере того, как отступала угроза революции, рос оптимизм Брюденелла по поводу большой войны, он явно выдавал свои мечты за анализ международной обстановки, желаемое за действительное. Сохранились записи, фиксирующие пари: в декабре 1822г Брюденелл поставил 10 гиней, что в течение трех лет Англия вступит в войну с какой-нибудь европейской державой, а в ноябре 1823г. - 50 гиней на то, что в течение года будет война в Европе или с Америкой. 

Отличился он и на любовном фронте. В 1823г. произошел, а вернее, начался, первый из скандалов, «прославивших» его имя.

Женитьба Брюденелла.

Кристиан Фредерик Чарльз Александр Джеймс Джонстон родился в 1791г. и был знаком с Брюденеллами еще с детства. Капитан 19го уланского, он вышел в отставку при расформировании полка в 1821г. Его женой в 1817г. стала 20-летняя Элизабет Джейн Генриетта Толлмаш, старшая и прекраснейшая дочь адмирала Джона Халлидея. Внешность обманчива - у нее был совершенно неуправляемый характер, помноженный на всю унаследованную эксцентричность Толлмашей. Ее бабка леди Элдборо была известной куртизанкой своей эпохи, всю правду о ее похождениях даже капитан Гронов не рискнул описать. Отец-адмирал не терпел возражений. Во время мирных переговоров в Амьене один француз попытался прервать его игру в бильярд, и адмирал просто вышвырнул его в окно. Дома он был столь же раскован. Однажды вечером после обеда, когда семья сидела в гостиной, его невестка начала смеяться над ним. К ее ужасу, ее «сразу положили на колено и отшлепали, как школьника». Свекровь адмирала яростно протестовала против такого обращения, пока адмирал живым военно-морским языком не объяснил, что ее ожидает то же, если она не заткне… замолчит. 

Фредерик Джонстон вскоре обнаружил, что его молодая невеста унаследовала большинство подобных качеств своего отца и бабушки, а также, хотя они и вели активную социальную жизнь, разочарована его относительно скромным достатком. У них родился ребенок, но супруги постоянно ссорились и скандалили. В конце концов, она уехала одна в Париж, под покровительство своей знаменитой бабушки, и отказывалась вернуться. Джонстон рассматривал возможность забрать ее силой, но адвокаты отговорили, да и леди Элдборо была та еще дуэнья…

При этом друзья и знакомые отмечали частые визиты молодого лорда Брюденелла к Джонстонам задолго до их разрыва, особенно в отсутствие мужа, чуть ли не с момента венчания... В Париже двери перед ним так же не закрывались, в отличие от... Молодой и красивый, обходительный и темпераментный, атлет и спортсмен, богач и аристократ – будущий граф определенно был гораздо лучшим выбором даже для временной любовной интрижки. Тем более что молодой лорд явно испытывал сильнейшую страсть к миссис Джонстон и был готов на все. 

Уже в Версале парочка открыто жила вместе, а в конце 1823г. вернувшись в Англию, они поселились в отеле на Бонд-стрит. Ослепленному любовью Брюденеллу было плевать на сплетни и пересуды, репутацию и будущность своего титула, но он хотел решить вопрос благородно и вызвал Джонстона на дуэль. Однако тот отказался, заявив, что отняв у него жену, лорд оказал величайшую услугу, какую может сделать один человек другому. «Самая проклятая вспыльчивая и экстравагантная сука в королевстве» говорил он про нее. Иногда эти цитаты объединяют в один ответ-каламбур: «…сатисфакцию? Я уже получил сатисфакцию (удовлетворение), потому что он забрал у меня самую вспыльчивую…» и далее по тексту выше.

Джонстон подал в суд «за преступные отношения» с его женой. Парадоксально, но это было взаимовыгодное решение проблемы. До 1857г. каждый развод требовал отдельного парламентского акта о признании брака недействительным. Это было дорого, долго, унизительно и, парадоксально, делало прелюбодеяние более удобным, чем второй брак после развода. Для развода была необходима веская причина, и наилучшей считался успешный иск о возмещении ущерба соблазнителем жены. 

Правда, на суде выяснилось, что у обеих сторон слабые аргументы (хотя возможно, неслучайно). Со стороны Брюденелла доказательств и свидетелей не было вообще, а Джонстон опирался лишь на слова родителей Елизаветы. Даже обвинение признавало, что фактически брак распался до вмешательства лорда Брюденелла. Защита же упирала, что он действительно сформировал «жестокую и непреодолимую привязанность к этой леди», но не трогал ее даже пальцем, пока она жила под крышей мужа. Она действительно «леди великой красоты и достоинств», что может увеличить плату за ущерб, но необходимо сумму снизить – поскольку лорд Брюденелл «не может упрекнуть себя в том, что прибегал к обычным уловкам соблазнения»

Суд свел эти аргументы воедино и назначил цену за миссис Джонстон в 1000 фунтов. В теории муж мог неоднократно получать такие «штрафы» и продолжать жить с «благоверной», но не в данном случае. Леди была в полном распоряжении лорда, да и обе стороны затеяли суд именно ради расторжения брака. Ах да, сама леди тоже не хотела возвращаться. Тем не менее, прошло еще два года, пока Парламент утвердил акт, зато 19 июня 1826г., когда Брюденелл женился на Элизабет, она официально была «не замужем и не в браке». Венчание проходило в часовне поместья Толлмашей в Ричмонде. 

На скандал, сплетни и пересуды им было наплевать, но быстро выяснилось, что Элизабет родственная душа и двойник Джеймса в платье по части характера и поведения. Ее первый брак показался идиллией по сравнению со страстями, закипевшими сейчас. Она полагала, что имеет полное право заводить любовников. Он, собственно, тоже рассматривал любую понравившуюся девушку своей «законной добычей». Однако если для мужчин такое поведение было, если не одобряемым, но хотя бы приемлемым, то для женщин – абсолютно неприличным. На протяжении 20 лет они ругались и ссорились, пока не разошлись в 1846г., а по некоторым данным уже с 1837г. не жили вместе.

Но главное, после этого скандала 6й лорд Кардиган окончательно убедился, что сыну не помешает прививка дисциплины в любой форме, и он больше не препятствовал мечтам об армейской карьере. 6 мая 1824г. Джеймс Томас Брюденелл стал корнетом 8го Короля Королевского Ирландского легкодрагунского (гусарского) полка

П.С.: В это же период произошла дуэль Брюденелла с Гилбертом Хиткотом, но она не имела отношения к вышеописанному скандалу, просто совпало по времени.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened