major_colville

Category:

Последний из Брюденеллов-2.

8й Короля Королевский Ирландский легкодрагунский (гусарский) полк стоял примерно посередине списка официального старшинства и неофициальной престижности кавалерийских полков. 

Офицер 8го Короля Королевского Ирландского гусарского полка, 1823г. Будем для краткости называть его так, хотя официально он, как и ряд других полков по причудливости британских обычаев считался легкодрагунским, с уточнением в скобках – гусарский.
Офицер 8го Короля Королевского Ирландского гусарского полка, 1823г. Будем для краткости называть его так, хотя официально он, как и ряд других полков по причудливости британских обычаев считался легкодрагунским, с уточнением в скобках – гусарский.

Полк был сформирован в 1693г. и сражался во многих войнах, включая кампанию во Фландрии герцога Йоркского, так что выбор именно его был, скорее всего, не случаен. При поступлении и службе в армии Брюденелл явно воспользовался связями и возможностями своего дяди, сэра Генри Фредерика «Кенгуру» Кука, бывшего адъютантом при знаменитом фельдмаршале и наследнике престола герцоге Йоркском. «Герцог обещал мне мое первое производство в 8м гусарском, и я получил корнетство в этом полку в 1824г. Его высочество обещал, что если я буду уделять внимание своим обязанностям, он продвинет меня по службе». Более серьезную протекцию трудно представить, разве что сам король или герцог Веллингтон… 

Рядовой 8го драгунского полка, 1742г.
Рядовой 8го драгунского полка, 1742г.

Прозвище полка было «Перекрещенные ремни», в честь сражения в Испании в 1710г., когда 8й драгунский захватил в плен испанский полк и забрал их портупеи. Они превратились в боевое отличие и носились не так, как в других полках. При очередном переобмундировании (не позднее 1775г.), их отменили, а с 1822г. полк и вовсе стал гусарским, но прозвище сохранилось. Хотя они также были известны и под менее гордым прозванием «Грязная восьмерка». 

Офицер 8го легкодрагунского полка, Индия, 1803г. В Индии было нормой носить мундиры "французского серого" цвета, а не темно-синие — для удобства и экономии.
Офицер 8го легкодрагунского полка, Индия, 1803г. В Индии было нормой носить мундиры "французского серого" цвета, а не темно-синие — для удобства и экономии.

В 1822г. гусары 8го вернулись после двадцати лет, проведенных в Индии.  

В те времена каждый полк был фактически закрытым клубом или поместьем, со своими правилами, традициями, привычками. Подполковник был хозяином, майор – его управляющим, а капитаны и субалтерны - арендаторы и наследники. Социальная жизнь, спорт и охота считались едва ли не важнее боевой подготовки. Хотя жизнь простых солдат была весьма сурова, бесконечная шагистика и парады, жестокие телесные наказания.

Подполковник достопочтенный Генри Вестенра. Портрет написан скорее всего в 1830е гг, так как бывший командир ирландских гусар изображен в алом ментике, введенном в 1831г.
Подполковник достопочтенный Генри Вестенра. Портрет написан скорее всего в 1830е гг, так как бывший командир ирландских гусар изображен в алом ментике, введенном в 1831г.

С мая по октябрь 1824г. ирландскими гусарами командовал подполковник Вестенра. В июне инспектирующий генерал написал крайне неблагоприятный отчет о смотре полка, что и привело к его отставке. В биографиях Кардигана не упоминают об этом, но этот случай явно должен был послужить примером для него. 

Новым командиром полка стал лорд Джордж Уильям Рассел, под чьим руководством гусары 8го после индийской службы постепенно становились одним из лучших полков – для придворных парадов. Корнет лорд Брюденелл с головой окунулся и в эту службу, и в социальную жизнь. Все отмечают, что будучи субалтерном, он был весьма усерден и тщателен по службе, да и вообще оказался идеальным гусаром. Его манеры, несколько шокирующие в гражданской жизни, здесь, наоборот, скорее приветствовались. 

Так, он вызвал на дуэль сэра Гилберта Хиткота, троюродного брата своей будущей жены, за разрыв помолвки с одной из его сестер, Эммой. Поговаривали, что это скорее Хиткот должен был бы вызвать Брюденелла за опороченную честь кузины (на тот момент они еще не были женаты). Но было то, что было… Обмен выстрелами и честь обоих была восстановлена без кровопролития. Дым от выстрелов на дуэлях или охоте часто был единственным порохом, что нюхали многие офицеры той эпохи в Англии, пока их менее знатные и богатые коллеги воевали в Индии, или Африке, или еще где. 

Как уже говорилось, корнет в 27 лет – это поздновато, но пользуясь возможностями покупной системы и высоким покровительством, Брюденелл рос в званиях с максимально возможной скоростью. Май 1824 – корнет, январь 1825г. – лейтенант, 9 июня 1826г. – капитан, и, наконец, майор с 3 августа 1830г. 

Он зарекомендовал себя сторонником жесточайшей и мелочной дисциплины, касающейся в первую очередь безукоризненного внешнего вида, исполнения уставов и наставлений до последней буквы. Многие молодые офицеры ленились и манкировали своими обязанностями, но не Брюденелл. Он не пропустил ни одного дежурства или учения, хотя ради этого ему частенько приходилось не посещать Парламент. Впрочем, тогда депутаты прогуливали заседания и по менее уважительным поводам. 

В будущем у Брюденелла будут столкновения с «индийцами». Можно предположить, что началась эта взаимная неприязнь и презрение аристократа без боевого опыта и пропахших порохом ветеранов Наполеоновских и индийских войн именно сейчас. Но как младший офицер Брюденелл пока не мог развернуться в полную силу, и его тактикой стала как раз «уставщина». Перед глазами был и пример подполковника Вестенра – смотры важнее всего. Но не стоит питать иллюзий по поводу противостояния богатства и заслуг, как это иногда можно подумать при чтении некоторых статей. Бедных кавалерийских офицеров не существовало в принципе, они просто не смогли бы купить патент и поддерживать соответствующий уровень жизни, у многих тоже были и титулы, и связи. Да, лорд Брюденелл был богаче и знатнее большинства сослуживцев, но в целом это были столкновения внутри одного социального круга.

Когда полк перевели в Дублин, капитана Брюденелла назначили в штаб командующего войсками генерала сэра Чарльза Далбиака. Наряду с этим он усердно продолжал служить и в своём родном полку, даже слишком. Однажды полковник был в отъезде, а майор заболел. Брюденелл как старший капитан тут же вывел полк на учение, несмотря на ирландскую зиму. Несколько часов спустя гусары и лошади вернулись в лагерь, замерзшие и измученные. Многие заболели, лошади сбили спины. 

Командир полка устроил ему мощный разнос, но в душе капитан остался при своем мнении. Минута славы может наступить в любой момент, надо быть к ней готовым всегда и какая-то зима, сырой туман или вязкая почва не оправдание. Тяжело в учении, легко в бою. Будущий лорд Кардиган не потерпит нытья, слабости и неповиновения! Первый шаг к атаке Легкой бригады был сделан. 

Как уже говорилось, в августе он стал майором и через три месяца, 3 декабря 1830г. – подполковником. Всего через 6 лет службы, да еще за минусом отпусков! Но - на половинном жаловании, т.е. в отставке, так как в данный момент никто не продавал свой полк. 

Сэр Генри Флойд, 1822-24гг.
Сэр Генри Флойд, 1822-24гг.

Во время вынужденного перерыва военной службы, Брюденелл столкнулся и с  проблемами в политике. Он, как и было обговорено, выступал в Парламенте против эмансипации католиков, но, в конце концов, поддержал правительство герцога Веллингтона и проголосовал за Билль 1829г. За это маркиз Эйлсбери лишил его места. Брюденеллу пришлось потратить 5000 фунтов на покупку своего «гнилого местечка» в Корнуолле, однако в 1832г. оно было упразднено в результате реформы. Попытка стать депутатом честно от своего родного Северного Нортгэмпшира завершилась формально победой, а фактически новым скандалом. 

От округа избиралось два кандидата. Негласно было решено, что пройдет по одному претенденту от партий - лорд Брюденелл от тори и лорд Милтон от вигов. Программа вигов включала поддержку Парламентской реформы и борьбу против черного рабства в Англии, Брюденелл выступал под лозунгом «Брюденелл – друг фермеров!», т.е. за Хлебные законы 1815г. о пошлине на ввозимое зерно, защищавшие английских фермеров и землевладельцев от конкуренции с дешёвой иностранной сельхозпродукцией. Иронично, но именно консерваторы впоследствии отменят их в 1846г., а современные историки считают, что объективно Хлебные законы были выгодны крупным землевладельцам-аристократам. Но в 1830е «друг фермера» действительно мог рассчитывать на приличное количество голосов в сельских районах. 

Однако джентльменская атмосфера быстро развеялась. Брюденелл подговорил одного своего соседа выступить вторым кандидатом от тори и забрать на выборах оба места. Возмущенные виги ответили тем же, и закипела нешуточная борьба.

«Брюденелл и Процветание! Милтон и Разруха! Быть или не быть, вот в чем вопрос»

На подкуп избирателей было потрачено около 20 тыс. фунтов (2 млн. современных!), многие и так были зависимы от его семейства. Конкуренты также не дремали, в отличие от Брюденелла, Милтон активно и энергично вел свою предвыборную кампанию, не гнушаясь общением с избирателями. На дебатах Милтон стоял под флагом с изображением чернокожего невольника в цепях и надписью «Разве я не брат и друг?», Брюденелл отвечал на подобные вопросы, что тоже «сильно желал бы увидеть освобождение рабов», но раб «в своем нынешнем необразованном и невежественном состоянии непригоден для свободы», нужно «улучшить его состояние, чтобы сделать его достойным эмансипации».

В конце концов, разразился целый бунт. Когда 12 сентября 1832г. Брюденелл со своими сторонниками въезжал на рынок Веллингтонсборо, толпа окружила их, крича и оскорбляя. Пришлось спешиться и проталкиваться сквозь. Кто-то бросил камень, попав лорду в затылок, это послужило сигналом. Их стали закидывать камнями и грязью. Был зачитан Акт о мятеже – безрезультатно, и мэр послал за войсками. Тори еле вырвались, покрытые синяками, «измазанные экскрементами вигов и заплеванные слюной вигов», сам Брюденелл был легко ранен. Эти беспорядки стали самыми грандиозными в ходе выборов 1832г., хотя было нечто подобное в Кеттеринге, но в остальных местах обошлись устными «методами». 

В дождливый и пасмурный день 15 декабря вновь собралась толпа, желающая повторить свою предыдущий успех, но на этот раз Брюденелл въехал в город в сопровождении 1000 йоменов, фактически своей личной армии, которые оцепили площадь. Под защитой их клинков кандидаты цивилизованно встретились и могли спокойно упрекать друг друга в грязных приемах и неискренности. 

Верховный шериф по традиции объявил кандидатов и назначил  немедленное голосование. Посмотрев на поднятые руки, он объявил победителями Милтона и Брюденелла. Два других кандидата, разумеется, заявили протест. В течение следующих нескольких дней газеты подробно описывали, кто сколько голосов получил, и кто лидирует. По закону жанра то виги, то тори вырывались вперед. Но, в конце концов, 21 декабря шериф объявил, что оба лорда прошли в Парламент, причем Милтон первым, а Брюденелл - младшим членом. Случайно или намеренно, результат оказался таким же, каким и был бы до нового закона о выборах, и как если бы были соблюдены изначальные традиционные негласные договорённости. Толпа могла сорвать выступление и закидать неугодного кандидата грязью, но еще чаще ее симпатии и поддержку покупали по цене пьяного веселья. Политика была уделом немногих избранных.

В этом же году произошло гораздо более важное с точки зрения нашего героя событие. 16 марта 1832г. лорд Брюденелл наконец-то стал командиром полка —  15го Короля легкодрагунского (гусарского) полка. Было объявлено, что он заплатил  полковнику Джозефу Таквеллу 10 тыс. фунтов, но все знали, что больше. Ходили слухи о 35 - 40 тыс. фунтов, что выше обычной цены за полк и было дороговато даже для лорда. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened